// Nor again is there anyone who loves or pursues or desires to obtain pain of itself, because it is pain, but because occasionally circumstances occur in which toil and pain can procure him some great pleasure. To take a trivial example, which of us ever undertakes laborious physical exercise, except to obtain some advantage from it? But who has any right to find fault with a man who chooses to enjoy a pleasure that has no annoying consequences, or one who avoids a pain that produces no resultant pleasure? Nor again is there anyone who loves or pursues or desires to obtain pain of itself, because it is pain, but because occasionally circumstances occur in which toil and pain can procure him some great pleasure. To take a trivial example, which of us ever undertakes laborious physical exercise, except to obtain some advantage from it? But who has any right to find fault with a man who chooses to enjoy a pleasure that has no annoying consequences, or one who avoids a pain that produces no resultant pleasure?
Она успела почти вовремя. Ну, разве только пришлось опоздать на несколько минут, около десяти так. А почему произошло и что делал в это время Питер мало кого интересовало, верно? По ночам он боролся с медведем, что мешал ему пройти тот чёртов уровень, а днём вот спасал булочные от горя грабителей, что явно не стремились даже пытаться сопротивляться, хотя стоило ли? Паучок не мог найти ответ на этот вопрос, как и на тот, что именно в нём сегодня нашла Кошка. Нет, ну понятно юмор, без него было совершенно бы скучно общаться, ну и вроде бы даже костюм нравился, хотя все его называли пижамой. Видел он настоящую пижаму Человека-Паука, которая выглядела совсем иначе.
Слишком мягкая, да и в такой ни одного преступника не напугаешь, а ведь он вселял страх в глаза общественности и заставлял их переживать и бояться за то, что если они начнут воровать или грабить, то придёт грозный герой, который тут же сумеет победить их всех и наподдать. Так ведь всё было, верно? Подвешенный под потолком грабитель прекрасно понимал о чём идёт речь, сейчас он, завтра пострадает другой, а потом преступность вновь спадёт на нет и только благодаря ему. Главному герою Нью-Йорка…Ну или второму? И как только все самое сложное было сделано, так тут же на сцене появилась кошка. Прекрасно и вовремя.
— О, нет, ты вовремя! Не переживай, я даже не устал, прости, что? Ах, да пара пустяков! — проговорил паучок, но её взгляд явно был направлен не на него. Приглядевшись Паркер замечает одну деталь, которая заставляет его нахмурить брови и задать самому себе вопрос, а затем лишь вывести из него единственно правильный ответ.
WANDA x STEVE x MARY x NAT
правила и faq сюжет и таймлайн занятые внешности занятые персонажи нужные персонажи шаблон анкеты объявления вопросы к амс

marvel: shattered

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marvel: shattered » АРХИВ ОКОНЧЕННЫХ ЭПИЗОДОВ » [09.09.2018] Doom Days;


[09.09.2018] Doom Days;

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Doom Days
We're gonna rabbit hole down, third act love now
We'll be the proud remainers
Here 'til the morning breaks us

https://69.media.tumblr.com/74b931f21e7ae9c14d9096eb9c7facd7/tumblr_p3aekswo3m1uw6cz9o3_250.gif  http://sd.uploads.ru/CgeH6.gif
Reed; Susan.

[indent] » здание Бакстера; ближе к полудню.

спойлер о том, как правильно выходить замуж (или скидывать ответственность)

Сью: я пилю нам эп
Рид: О чем? хДД
Сью: А ЭТО УЖЕ ПРИДУМЫВАЙ ТЫ)0)))000
ТЫ ЖЕ У НАС ГЕНИЙ)000))))
а вообще я делаю еще до победы над Таносом
так что мы еще в космосе херачим за шестерых
Рид: Оке хДД

Попытки помочь вселенной восстановиться после насильственного "баланса" и чем это может обернуться.

Отредактировано Susan Storm (2019-06-02 17:35:51)

+3

2

Путешествие заняло много времени. Рид Ричардс держал его в тайне. Сью не должна знать, что он собирается сделать. И проблема даже не в том, что она будет против. К сожалению, настоящая беда заключается как раз в обратном. Он обдумал происходящее достаточно тщательно, чтобы осознавать, какую большую ошибку совершает в данный момент. Если бы только был другой путь… Но его нет.
    - Тебе действительно хватило смелости, чтобы явиться сюда? – холодная пустота космоса разразилась громыхающими раскатами всепроникающего голоса. Привычная наука отрицает возможность наличия в космосе звуков. Привычная наука никогда не встречалась ни с чем подобным. Рид Ричардс – да. И сейчас он вынужден вернуться.
    - Иного выхода нет, - Рид отвечает вполголоса.  – Катастрофа.
    Космос молчит. Ричардс покорно ждет. Смерть может прийти в любую секунду. Некому будет его спасти, а чуть позже – некого будет спасать вообще, ведь теперь Он знает путь назад. Вернее сказать, Рид сам оставил свои следы, словно хлебные крошки.
    Обескровленная вселенная не справится, даже в лучшие свои дни она справлялась с трудом. Пан или пропал.
    Смех, словно взрыв звезды. Его волны разносятся на миллионы километров окружающей их тьмы. Всесокрущающий смеется прямо ему в лицо. Но иного выхода действительно нет.
    Они все его искали. Старк собрал умнейших и сильнейших, какие только остались. Супергерои, мутанты, короли, гении. Они пытались. Но не справились. Все они – ничто перед лицом бесконечности, обрушившейся на вселенную.
    - Мы проиграли.
    - Как и я, - голос ответил кратко, - Доктор Ричардс. Как и я.
    - Сделка, - миллиарды в обмен на триллионы. Или миллиарды в обмен на двоих? – Я предлагаю сделку. Я предлагаю тебе жизнь, - одного в обмен на миллиарды. Или одного в обмен на двоих?
Смех, словно взрыв целой системы.
    - Предлагаешь?
    - Я, - Рид Ричардс делает паузу, собираясь с мыслями. Оправдывает ли цель средства?  Он уже давно отвечает на этот вопрос однозначно. С того самого мгновения, как последний его положительный ответ на этот вопрос привел к катастрофе, превратившей его, превратившей всех, кто был ему дорог, в монстров. Но сейчас оправдания не нужны. Оправдания понадобятся, если он отступиться. – Прошу. Я могу возродить тебя. Вернуть.
    Смех, словно взрыв вселенной.
    - И чего же ты хочешь, Доктор Ричардс? – на этот раз голос звучит только внутри его головы. Уже не громыхает – теперь он больше похож на шепот, шепот такой тихий, что его легко спутать с собственными мыслями. – И с чего ты взял, что этого хочу Я? С чего ты взял, что Я приму из твоих рук хоть что-то?
    - С того, что ты слаб, - Рид переходит в атаку. У него есть план. Весь его мир состоит из планов. Раньше – из фантастических. Сейчас? Он убеждает, что сейчас его планы – простая арифметика. На самом деле все куда хуже. – С того, что я – твой единственный шанс на жизнь. С того, что если ты откажешься, то я убью нас обоих.
    - Снова разыгрываешь эту карту? Видимо, ты действительно проиграл.
    - Как и ты, - очередь кратких ответов перешла к Ричардсу. – Как и ты. Мы оба проиграли. И мы оба хотим выиграть. Хотим получить еще один шанс. И я дарю его нам обоим.
    - А мне казалось, что меня победил герой.
    - Мне тоже, друг мой, мне тоже, - по правде говоря, героем Рид себя никогда не считал. Бен был героем, Джонни был героем, Сью – и вовсе лучший человек из всех, с кем когда-либо ему доводилось встречаться. Но он сам? Не более чем их тень. Они делают его тем, кто он есть. Делали. Больше же оглядываться не на кого. 
    Жребий брошен. Юлий Цезарь, переходящий Рубикон, имел два варианта: безоговорочная победа или бесславная смерть. Рид Ричардс, пересекающий тонкую грань вселенной и антивселенной, соглашается на расклад куда худший: ничья или мучительная гибель мироздания. Но он должен попытаться. Не ради себя, ведь он сам не стоит ровным счетом ничего, но ради тех, перед которыми он всегда был и всегда будет виноват. Тогда – он был виноват в том, во что их превратил. Сейчас – в том, что не заметил грядущей угрозы до тех пор, пока ни стало слишком поздно.
    Пустой дом холоднее космоса. Огромный небоскреб в самом центре мегаполиса не больше чем крипта. Жизнь ушла отсюда в тот момент, когда Безумный Титан щелкнул пальцами, и никто не смог ему помешать. Одно мгновение, и все было кончено. Фантастическая Четверка проиграла врагу, с которым даже не сражалась. 
    - У меня есть план, - он входит в комнату Джонни. Сью практически поселилась в ней. Её горе – то, что заставляет Рида идти на то, на что ни при каких иных обстоятельствах он бы никогда не пошел.  Его собственное горе при этом отходит куда-то глубоко назад. Ричардс пытается преобразовать его в холодный расчет, игру вероятностей, в которой победа окупит все возможные риски. Всегда винил Фон Дума за такой подход. Эгоизм чистой воды, эгоизм, который разрушает все на своем пути. А сам, оказывается, готов идти на куда худшее. Но иного выхода нет, правда ведь? – Мы отправляемся в космос.
    Рид Ричардс, умнейший человек на Земле, совершает, вполне возможно, огромную глупость. Или одерживает величайшую победу. Хотя, вряд ли одно в данном случае отменяет другое.
    - Прости меня, - беззвучно шепчет он, отвернувшись.

+1

3

Возвращение в здание Бакстера должно было хоть на чуть-чуть успокоить Сьюзан, но не сработало. На что ты вообще надеялась? Вещи все были на своих местах, техника отзывалась еще до того, как Сью её касалась, но... В здании было мертвецки тихо.
  Это убивало практически изнутри. Разрушало то хрупкое и стабильное пространство, что Шторм пыталась воссоздать для себя. Ей было не по себе находиться в собственном опустевшем доме.
  Не было тяжелых шагов Бена. Не было их с Джонни перепалок за право выбирать канал, который они будут смотреть. Джонни не хвастался очередной подружкой, и не смотрел на нее понимающе, когда она в очередной раз жаловалась на то, что Рид с головой ушел в разработки, забыв о том, что она позвала его в кино.
   Сьюзан в одно мгновение осиротела. И теперь не могла ничего с этим поделать.
Эгоистично она бы променяла свою жизнь на их, она безоговорочно верила в Рида, верила в то, что даже сейчас - он найдет способ вернуть их Бена и Джонни. Но она всё время думала о том, что лучше бы исчезла она, а не её брат. Ей было больно от мысли о том, что она его не защитила. Как жить дальше, когда ты потерял самых близких?
  Снова.
  Шторм теряла. Постоянно. Сначала - мать. Потом ушел из семьи фигурально, падая всё ниже морально, а после и вовсе загремев в тюрьму, - отец. Она держала Джонни близко к себе сколько могла себя помнить. Заботилась так, как, наверное, матери заботятся о детях.
   Держала близко, да не удержала.
Сначала втянула его во всю эту авантюру с Негативной зоной. Они стали мутантами. Она переживала за его здоровье.
Потом они стали Фантастической Четверкой. Теперь - угроза, которая появилась достаточно внезапно и проскользнула мимо их носа, отобрала у нее младшего брата насовсем.
   Нет. Не насовсем. Она верила в Рида. Сью всегда верила в него.
С самой первой встречи, почему-то это доверие дальше только крепло и теперь превратилось в уверенность. Если кто-то и мог всё вернуть на круги своя - то это будет Рид.
   Но Шторм тяжело переносила эту внезапную разлуку с домашними. Она сама не замечала как оказывалась в комнатах парней, то тут то там расставляя вещи по порядку, который был на самом деле не особо-то присущ кому-либо из парочки героев в синих трико, протирая пыль с их коллекций.
  Она продолжала включать каналы спорта, хотя их некому было смотреть.
  Она продолжала проверять достаточно ли в холодильнике еды и пива на всю её мужскую половину семьи.
  Она двигалась скорее по инерции, надеясь на то, что в один из таких дней, что она проводит словно в тумане, монотонно переходя из одной комнаты здания в другую, делая абсолютно бесполезные дела просто чтобы занять свои руки и не мешаться Ричардсу, он зайдет и скажет, что у него есть план.
  Сьюзан молилась всем богам, чтобы у Рида появился план. Она ни разу не сомневалась в его компетентности. Она не подгоняла его, оставив его с его мыслями наедине, лишь заботясь о том, чтобы он ел и изредка хоть позволял себе отдохнуть.
  Сью верила в него, как, наверное, ни одна жена не верит. Но и Рид не просто какой-то мужчина. Он даже не просто герой. Нет, Рид Ричардс - самый удивительный из всех людей и гуманоидов, что Сьюзан успела повстречать за свою жизнь.
  Да и ко всему прочему - не она одна лишилась семьи. Бен и Джонни и его семья тоже. Джонни её брат, да, но он стал родным Риду не только из-за их брака. А насколько они дружны и породнились с Беном - Сью даже представить себе не могла. Мальчишки друг за друга и в огонь и в воду.
  Её мальчишки. Она могла позволить себе так говорить о них пожалуй только в мыслях, но всегда эта мысль была теплой и светлой. Потому, что её эта семья вся была из тепла, поддержки и любви. Она дорожила этим сокровищем.
  И если бы она могла, если бы она была там - она бы лично убила этого "Безумного Титана" за то, что он посмел посягнуть на эту ценность. И ведь пострадала не только она и её семья. Пострадала целая вселенная. Вселенная, состоящая из подобных семей. Из людей, инопланетян и прочих существ, которые могли дорожить друг другом, как они тут в Четверке.
  Сьюзан не могла простить кого-либо, кто не хотел признавать подобных ценностей. И поэтому Сью готовила себя морально к тому, что если придется - она вступит в бой. Если придется выбирать - она отдаст свою жизнь за восстановление прежнего порядка.
   А пока.. Шторм занимала себя сбором информации про последствия щелчка на Земле. Она спонсировала восстановления городов и экосистем из их фонда, что содержал в себе деньги, полученные от патентов за изобретения Рида. Правда, сказать честно, эта работа скорее огорчала Сью еще больше, чем бездействие. Слишком многое кричало за то, что прошлая жизнь людей пропадает безвозвратно.
   И её собственная тоже.
В вечер до этого она и её новая подруга - бутылочка чилийского шардоне - оказались в комнате Джонни. Она перебирала фотографии - из них двоих она больше любила это дело, конечно же, но Джонни никогда не был против того, чтобы сестра сортировала его многочисленные фото и составляла их в фотоальбомы, которыми он мог потом хвастаться.
    Монотонная работа и вино сделали своё дело и нервозность, что была с ней постепенно притупились, а как она заснула на кровати брата - Сью и вовсе не могла вспомнить.
- У меня есть план, - Сьюзан не сразу понимает, что это не сон. Ей так хотелось это услышать, и вот когда наконец самые важные слова повисли в воздухе - она не может в них поверить. Она замирает, поднимаясь на кровати среди фотографий. Смотрит Риду прямо в глаза и видит ту самую решимость, в которую всегда верила, за которую вечно цеплялась даже в самые жуткие дни их жизней. - Мы отправляемся в космос.
  Шторм подскакивает, подбегает к нему, прижимается к груди, всё молча, потому - что говорить нет сил. Да и зачем? Она всегда за ним. Кому-то рай и в шалаше, у Сью всегда путешествия на другие концы галактики. Она всегда старалась быть рядом, помогать, и уж в этот раз точно никуда не отпустит Рида одного. Она не может потерять еще и его. Нет, этого просто нельзя допустить.
  Она не плачет, не дрожит, её голос даже не надломился, не смотря на опасения, когда она спрашивает его - Что нужно собирать с собой? Вопрос "А куда конкретно летим?" - бессмыслен. Они полетят туда, куда требуется и это всё, что для нее важно сейчас.

Отредактировано Susan Storm (2019-05-10 02:00:17)

+1

4

Наследие. В конечном счете все сводиться именно к наследию. Что мы оставим после себя? Какую цену за это заплатим?
Рид Ричардс - строитель. Конструирование лучшего мира всегда было его первоочередной целью. «Наш мир уродлив, - говорил Риду его отец, - хотя не должен быть таким. Он будет вынуждать тебя делать то, что ты не хочешь... Идти на компромиссы... внушать, что выбора нет. Чувство беспомощности - тяжкий груз, а тебе будет вдвойне тяжело», - сейчас эти слова ощущались как пророчество, а не напутствие. Возможно, впервые в его жизни.
    Он пытался бежать от этого чувства. Продолжал строить все, до чего только могли добраться руки - от планов до Нового Асгарда, земного дома для тех немногих асов, кому удалось сначала пережить атаку Безумного Титана, а затем и щелчок. Но строительство больше не приносило удовлетворения. Чувство беспомощности действительно невыносимо. А вселенная действительно жестока. Предлагает смириться со случившимся, продолжить путь будто ничего и не произошло.
    Но не в этот раз. Да, ему придется сделать то, чего делать он не хочет. Но еще более ненавистно ему смирение. Если вселенная смогла остаться безразличной - не значит, что должен и он.
    Координаты, к которым должно было быть совершено путешествие, внушали трепет. Им не удалось найти Титана. Все, что они смогли - по крупицам восстановить события, что привели вселенную к щелчку. Величайших умов человечества оказалось недостаточно, чтобы победить - они лишь прошли по пути собственного поражения в поисках уже не победы, а ответов на уже бессмысленные вопросы.
Но сейчас сойдет и это. Крохотная нить, возможно, позволит сплести ковер, что сможет залатать дыры мироздания. Если они будут идти в правильном направлении, то найдут, быть может, выход из этого лабиринта. А если нет... Что ж, Минотавр уже ждет своего часа.

    Это был быстрый полет. В обычных условиях путешествие на такое расстояние заняло бы месяцы. Но месяцев у них не было. Не было даже дней, поэтому пришлось довольствоваться часами. Космическое пространство уже давно не является для Фантастической Четверки преградой.
    Нужная планета находилась там, где раньше жили Целистиалы - божества, оставившие следы по всей Вселенной. Их мощь была неизмерима, а планы - неизвестны. Как неизвестно и то, где они сейчас.
    Если бы времени было достаточно, Рид Ричардс изучил бы всю эту Систему вдоль и поперек. Следы древних божеств были здесь повсюду, а полученные от них знания могли оказаться бесценны. Однако сейчас ни на какую науку времени не было, впервые, возможно, в жизни Рида Ричардса.

    Вормир.
    Хранилище камня души. Место, где Безумный Титан окончательно осознал собственную цель. Безмолвное кладбище триллионов душ, облаченное в планету вечного затмения. Здесь никогда не бывает дня, потому что местный спутник загораживает собой звезду, здесь никогда не бывает дня, потому что тяжелые тучи постоянно висят над этим местом, здесь никогда не бывает дня, потому что даже божества, видимо, имеют достаточно совести, чтобы не дарить подобному месту свет. Оно его не заслуживает.
    Найти нужное направление оказывается легко, ведь лишь одна точка на всей планете излучает хоть какую-то энергию. Все остальное - безжизненные пески да вода. Вода - один из главных символов жизни во вселенной, но даже она кажется здесь отвратительно мертвой. Ничто как оно есть, и гора, словно замок, возвышающаяся над принадлежащем ей королевством пустоты.

    - Приветствую, Рид, сын Натаниэля, - краснолицее существо, с лицом, что более походит на череп, встречает их у самой вершины горы. Уродливое, покрытое лохмотьями, оно левитирует в воздухе. Местный страж должен пугать желающих завладеть камнем души. Должен внушать такой же трепет, что и всё это место само по себе. Первое испытания для тех, кто сумел добраться. - Сьюзан - дочь Франклина, - оно обращается к ним так, будто знает. Хотя, конечно, так оно и есть. Камень действительно знает.
Рид не отвечает ему. Он пришел сюда не для разговоров с прислугой, его миссия куда сложнее.
    Но он идет вперед. Старая каменная лестница. Неровные ступени, покрытые тонким слоем снега, пытаются отвергнуть всех, кто делает шаг. Словно еще одно испытание. Рид и Сью продолжают идти вперед. Он берет ее за руку, ведя за собой. Повороты старого камня ведут их вперед, к самой вершине горы. Путь, прорубленный сквозь горные массивы, открывает вид на бесконечные песочные дюны, которые в пору сравнивать с могилами. Поэтому Ричардс не смотрит по сторонам. Только вверх. Он пришел сюда не ради смерти, но чтобы жить. Краснолицее существо же безмолвно следует за ними.
    В конце концов, они поднимаются на самый верх. Старость и смерть встречают их там огромными черными корнями неизвестных растений и холодными каменными плитами, также покрытыми снежной пеленой. Повсюду разбросаны следы былого величия, сейчас выглядящее как жалкие завалы таких же каменных как и плиты, по которым они сейчас идут, груд. Когда-то это место было, по всей вероятности, центром этой крепости, ее монолитной цитаделью, гигантской и непоколебимой. Сейчас же от былого величия не осталось практически ничего. Лишь две огромные колонны возвышаются над самым краем зала, оканчивающегося глубокой пропастью.

- Того, что вы ищете, здесь больше нет, - Хранитель начинает говорить лишь тогда, когда Ричардс приближается к краю.
- И с чего ты взял, что знаешь, чего мы ищем? - Рид впервые смотрит существу в глаза. Он видит в них лишь черную пустоту.
- Любой, кто приходит сюда, желает одного, - отвечает Хранитель, - Камня Души. И его здесь больше нет.
- Да, - соглашается Ричардс, - камня здесь действительно нет. Им владеет Танос.
- Сын А’Ларса. Это так. Вы опоздали. И вам это известно. Так чего же вы хотите? - Хранитель действительно не знает.
- У меня есть теория, - у него всегда есть теория. - Камня на самом деле здесь никогда и не было, так ведь? - в ответ Рид Ричардс получил лишь молчание. Хранитель не посчитал нужным ответить. Ответ, однако, от него и не требовался. - При этом, правда, камень находится здесь всегда.
    Ученый отступил от края пропасти. Рука вытянулась вперед, а пальцы коснулись одной из двух колонн, устремленных в застеленное тучами небо. Несмотря на то, что здесь, на самом верху, было достаточно холодно для образования снега, колонна источала тепло. Камень, кажущийся таким же старым, как и все вокруг, на ощупь чувствовался гладким, будто над ним тысячелетиями работали не ветра, а лучшие из мастеров.
- Математика, - вновь начал Рид, - дело всегда в ней.
Сила, могущество, власть - слова красивые, но дело всегда в одном и том же.
- Сколько золота, хранитель, возможно поместить в ухо слона?*
- Что? - вопрос поставил краснолицее существо в тупик.
- Ничего, хранитель, пустяки, - Рид улыбнулся Сью. - камень здесь, - затем обратился он к ней, - всегда был, всегда будет.
    Хранитель взлетел вверх, к самой вершине колонн, однако голос его слышался ровно также, как и тогда, когда он стоял прямо перед ними.
- Осторожнее, сын Наталиэля, - Хранитель не использовал имя. Боялся показаться не столь могущественным? Понял, что его гости знают, что все вокруг не более чем дым и зеркала. - У всего есть правила. На твоей планете они есть, в этой вселенной они есть. И у Камней Бесконечности они тоже есть.
- Продолжай, - теория оказалась подтверждена. Как, впрочем, и всегда.
- То, что вы ищите, лежит перед вами. Но у всего есть цена. Жертва. Чтобы получить Камень, нужно утратить то, что любишь. Душа - за душу.
    Жертва. Очередная жертва. Ненасытной вселенной недостаточно половины живых существ, ей нужно больше.

    Рид Ричардс смотрит в самую глубину бездны, а затем - на свою жену. Танос отнял у них семью, а теперь Камень требует еще одну жизнь. Рид обнимает Сью, прижимает к себе так близко, как только может, чтобы прошептать то, что услышать должна только одна она. Только после обращается к хранителю.

- Нет.
- Нет? - Краснолицый переспрашивает, словно бы он не слышал ответа.
- Не будет больше никаких жертв, - мужчина достает из кармана новый козырь: в его руке оказывается предмет, более всего похожий на пульт от телевизора, - готов поспорить, что эти колонны - не более чем обыкновенный телепорт с необыкновенной точкой назначения. У вселенной, безусловно, есть правила, у камней - быть может тоже. Но эта вселенная не единственная, - Лидер Фантастической Четверки жмет на кнопку, а в небе появляется портал, ведущий на другую сторону мироздания. - Негативная Зона или, если тебе так удобнее, анти-вселенная, вырабатывает энергию, полностью противоположную энергии нашей вселенной. С ее помощью я низведу энергию Камня до нуля. Он станет бесполезным, и всё здесь, я думаю, окончательно умрет, - поток энергии из портала вырывается наружу, устремляясь прямо на колонны, - Или мы просто поговорим.
- Не будет никаких разговоров, - существо готовится атаковать, - Вы оба сейчас умрете.
- Я обращаюсь не к тебе.

    Рид Ричардс замирает на месте. Яркая вспышка белого света бьет по глазам.

    Вся надежда на Сью.

*

Рид цитирует песню американского певца, сатирика и математика Тома Лерера "That's Mathematics"

Отредактировано Reed Richards (2019-05-15 18:31:38)

+1

5

Рид молча отводит её к кораблю, слабо улыбается, видно пытаясь утешить. У него есть план.
  У него, в общем-то, всегда есть план. Только нужно время, чтобы план вступил в действие. А Сьюзан уже научилась ждать.
Ждать, когда у него будет время на семью. На нее. Ждать.
  Наверное, не умей она ждать - их брак бы давно развалился. Да что там, его бы не было вовсе.
  Но Шторм умеет ждать, когда знает чего стоит ждать. Она готова ждать Рида Ричардса и его гениальных идей годами, если того потребуется. Просто потому, что она знает, что оно того стоит.
  И в этот день она улыбается ему в ответ, пускай эта улыбка жалкая, пускай пока еще сердце разбито от потерь, но Сьюзан Шторм не была бы собой, если бы просто расклеилась и отказывалась идти дальше.
  И в горе, и в радости. Она за ним. Она рядом.
Так будет и сегодня, куда бы этот путь её не вел. Рид - это всё, что у нее осталось и она будет держаться за него до последнего.
Даже когда этот мир полетит в тартарары - Сью будет знать ради чего всё это было до тех пор - пока Рид рядом. И дело даже не в смелости что он даёт ей одним своим присутствием, дело не в этом. Дело в той любви и поддержке, что она получает от него.
  Любовь - она не в словах и громких широких жестах.
Любовь в том, что каждое утро она готовит ему свежий кофе его любимым образом, а он всегда включает её любимое шоу к её возвращению домой. Вот так просто, без слов. Маленькие детали из которых складывается семейный быт. То, что делает рутину более приемлемой, то, что держит их на плаву.
   Они прилетают на Вормир, как услужливо сообщает бортовой компьютер, за считанные минуты.
Шторм понятия не имеет о том, что это за мир, однако приветливостью он не отличается. Стал ли он таким после щелчка? Стал ли он таким задолго до?
  Она бы может спросила, но ей не хотелось. Она выходит из корабля и ежится от холода, скорее от психологического фактора и вида пейзажа, чем от реального ощущения холода - всё-таки нестабильные молекулы это прекрасная находка и костюмы из нее - великолепное изобретение. Сьюзан осматривается и в голове пытается представить себе каким мог быть этот мир раньше. Цвели ли тут когда-нибудь цветы? Были ли тут жители? Как они могли выглядеть?
   За множество путешествий по вселенной, негативной зоне и потаённым уголкам родной планеты - Сью поняла, что даже самая дикая фантазия порой не способна приблизиться к истине. А иногда - кажущаяся простота оказывается гораздо, гораздо большим, чем человек может себе представить.
  Она идет за Ридом следом, он, кажется, уже точно знает куда идти и это успокаивает.
Холодные ветра сыпят снегом вокруг них, но поле созданное Сью не дает снегу коснуться их. Сью не имеет ничего против зимы, она её любит. Ей нравится ходить всем вместе на каток. Играть в снежки, хоть с Джонни это и бесполезно. Но ей нравится. Совместное рождество со всеми близкими друзьями их большой семьи.
  Сью не любит неизвестность, а этот снег чужой и чуждой планеты буквально олицетворяет для нее эту самую неизвестность. Пришел ли Рид сюда за готовым ответом или им придётся проделать большой путь для того, чтобы завершить этот квест по спасению мира? Она не знала. И боялась спросить.
  Неведение режет изнутри, но оно же - благо. Она готова практически ко всему. Наверное.
  Когда у подножия развалин неизвестного для нее назначения их встретил Красный Череп - Сью напряглась, уплотняя поле вокруг себя и Рида. Невидимое, оно позволяло и видеть и слышать всё точно так же, как и без него, но любая внезапная атака сначала придётся по нему, а не паре. А Красный череп, или существо на него похожее, не сулил ничего хорошего.
  Он назвал имена отцов Рида и Сью, как будто это значило многое. Сьюзан передернуло. Она не стремилась забыть своего отца, нет, совсем нет. Но то, что кто-то ей не известный так просто это произносит - ей не нравилось.
  Ричардс же проигнорировал это существо полностью, продолжая свой подъем и крепче взяв Сью за руку. И она кивает ему, понимая, не место, не время, нужно идти дальше. Она продолжает молчать и идти, шаги гулко звучат о местный камень.
  Ступени не скользят, но ровностью не отличаются и Сью ступает осторожно, стараясь смотреть только вперед.
  Когда подъем окончен - Рид отпускает её руку и она осматривается. Холод тут наверное сильнее - ветер крепче, скрипят не приятно на нем высохшие абсолютно черные остатки растительности. Как ученый-биолог - Сью взяла бы пробу. Просто понять какой вид растительности и какой органический состав мог выжить на этой планете. Воздух тут еще более разряжен, чем внизу, но с дыханием проблем всё еще нет.
  Это место, наверное, имеет какой-то сакральный смысл. Сью только пока не имеет понятия какой именно. Возможно существо знает, не зря же оно так уверенно следовало за ними, не отставая ни на шаг.
  Его потусторонний голос раздаётся вновь, чтобы сообщить, что то, что они ищут - не здесь. Сью скептически поднимает бровь, Рид не мог ошибиться. Если они прилетели сюда - значит то, что им нужно - здесь. Или хотя бы информация об этом. Это точно не поездка впустую.
  Когда речь заходит о камне Души - Сью напрягается еще больше. Это один из камней бесконечности? Она слышала о них. Она видела Тессеракт и последствия битвы за него в Нью-Йорке .когда они вернулись из очередного путешествия в космосе. И то, на что эти камни способны - ей не нравится. Слишком много силы и слишком безответственные люди обычно стремятся к подобным её источникам.
  Рид, правда, не такой. И он уверен в том, что делает. Не моргнув и глазом он ставит существо на место, и Сью внутри тихонько радуется, сдерживая улыбку. Эта простоя истина - Рид всё знает. А если и не знает - узнает быстрее всех остальных - вселяла в нее оптимизм. Даже в самые темные времена он никогда не опускал руки, и она тоже не станет. Джонни не простит её, если он сдастся.
  Рид точно знал что делает, и Сью просто наблюдала. В этом сейчас и была её задача. Наблюдать и быть готовой действовать. И, о, она была.
- Но у всего есть цена. Жертва. Чтобы получить Камень, нужно утратить то, что любишь. Душа — за душу. - произносит хранитель камня, и Сью чувствует как агрессия закипает внутри нее. Разве мало тех потерь, что вселенная уже понесла? Почему всегда нужно отдавать еще и ещё? Когда же этому придёт конец?
  Как ученый она понимала - ничего из ничего не берется, у всего есть источник. И даже если ты его не видишь - это не значит, что этого нет. Частицы Пима работают с массой, но при уменьшении она уходит не в никуда, а перемещается в другой мир, откуда потом и забирается на увеличение в размере. Ничего никуда не пропадает. Ничто не появляется из пустоты.
  Но отдавать жизни направо и налево... Это как минимум не этично, как максимум - противоречит её собственным принципам.
И... Их здесь было двое. Она и Рид. Кто из них кем пожертвует ради камня? Рид собой? Сью не может этого допустить - без его разума никому не одолеть Таноса. Никто не сможет обратить последствия этого жуткого щелчка, если этого не сделает Рид.
  Сью смотрит ему в глаза, выдыхает нервно, когда он крепко её к себе прижимает. Это напрягает, она не знает что именно он задумал, а потому не хочет отпускать его от себя хоть на миллиметр. Только не там, только не его. 
- Ты должна мне верить. Верь мне и задержи их настолько долго, насколько сможешь, - она слышит его голос прямо у своего уха, и еле заметно кивает. Значит она здесь не просто как сопровождение. Сью делает глубокий вдох, готовясь принять любой удар, который последует.
  Рид отпускает её. Он противостоит Хранителю камня Души. И достает пульт. Сью узнает его, и глаза её расширяются от удивления. Победить такой ценой? Она надеется, что оно того стоит.
  Когда существо готовится напасть - Сью уже изолирует его в воздухе в кубе, не теряя концентрации даже когда небо заполоняет резкая белая вспышка.
  Она не теряет самообладания когда видит в небе Галактуса. Ей не страшно, и она просто ждет какой следующий шаг предпримет Ричардс. Она не пугается, когда Хранитель камня использует свою магию, чтобы выбраться из своей вынужденной тюрьмы и телепортируется ей за спину - она вжимает его в землю мощным толчком, и не дает ни микродюйма свободного пространства, постепенно снижая концентрацию кислорода и создавая вокруг него вакуум.
  Сьюзан Шторм просто хочет вернуть свою семью и если никто из этих двоих не пойдет на то, что попросит их Рид - что же, кажется ей придётся переступить через себя и жертва таки будет. Даже две.
  И ей, наверное, даже не будет жаль. Если кто-то думал что агрессивность не свойственна Сьюзан - они сильно ошибаются, она работала моделью, училась в университете и была капитаном команды по плаванью. И, чтобы вы знали, девушки очень жесткие существа, поверьте, вы не хотите их злить.
  Тем более глупый шаг злить мать семейства и ждать пощады.

Отредактировано Susan Storm (2019-07-26 01:56:27)

+1

6

Все чувства замирают в одно мгновение. Яркий белый свет застилает глаза. Мир вокруг – будто стерт. 5 секунд. Одиночество. Отвратительное, застилающее собой все прочие чувства. Цель уже близка, но исход все еще неясен.

Сначала возвращается слух. Вдалеке слышаться раскаты грома. С каждой секундной все более отчетливо. Грядёт буря? Больше никакого дыма и никаких зеркал.

Затем – зрение. Пространство вокруг начинает приобретать форму. Он видит небо. Те же звезды. Тот же безымянный спутник, отделяющий Солнце этой системы от планеты. Всё еще Вормир. Но горизонт пылает оранжевым, будто пожар. Черное небо словно смешивается с этим огненным заревом, отчего далекие звезды кажутся лишь совсем тусклыми точками.

Обоняние. Резкий металлический запах бьет в нос. Что-то очень и очень знакомое. Сперва кажется, что нечто вроде хлора, затем приходит осознание – это озон. Так пахнет гроза. Неужели буря уже здесь?

Правая рука будто загорается. Горячо. Осязание. Горячо, но не больно. Такое чувство, что он держит в своей ладони солнце. Но, взглянув на нее, обнаруживает лишь пустоту. Но тогда откуда жар?

Только сейчас приходит понимание того, что он лежит. Вестибулярный аппарат не понимает, что произошло. Последний раз он чувствовал нечто подобное во время первого путешествия в Негативную Зону. Мир будто перевернулся вверх дном.

Вокруг него – вода. Такая же, какую они со Сью видели раньше. Костюм из нестабильных молекул реагирует странно. Словно пытается отвергнуть. Не позволяет почувствовать ее. Раньше ничего подобного не случалось. Стоит изучить этот феномен подробнее. Но позже. Сейчас куда важнее как можно быстрее прийти в себя. Нужно подняться.

Одного полноценного взгляда достаточно, чтобы понять, что он находится практически там же, где и был до этого. Это действительно Вормир. Та самая гора, на которую они со Сью недавно поднимались, правда, уже позади. Отсюда она еще больше напоминает замок, столицу какого-то забытого самой историей королевства. Забытого, но не мертвого. Здешний король еще жив. И он ждет.

- Здравствуй, Рид Ричардс, – голос раздался из ниоткуда, заглушив собой все другие звуки, - уже близко.

Рид попытался осмотреться как следует, однако мир вокруг продолжил меняться прямо вокруг него. Оранжевый отсвет в одно мгновение полностью захватил небеса. Все звезды исчезли. Покинул небосвод и застилающий местное солнце спутник. И этого самого солнце также больше не было.

Уже не Вормир.

Но что тогда?

Неизвестно.

Всё видимое Риду пространство покрыто водой. Точно такой же, как и на Вормире. И точно также, как и там, костюм заставляет воду отступать. Рид опускает руку, чтобы попробовать к ней прикоснуться, но и это не удается. Костюм противится, будто живой.

- Риииид! – знакомый голос доносится из-за спины. Ричардс невольно вздрагивает. Он не слышал его уже практически два десятка лет. Воспоминания бьют неожиданно. Нужно найти в себе силы обернуться, но сделать это оказывается не так уж и просто. Как заставить себя посмотреть в глаза человеку, чью жизнь ты разрушил?
- Невозможно, - Ричардс собирается с силами, чтобы, наконец, развернуться. – Бен.
- Это я, тянучка, - старый друг обнимается Рида с такой силой, будто он до сих пор Существо, а не… человек. Он человек! – Уж думал, что вы не придете. А где Сью?
- Бен, - Рид не знает, как реагировать на то, что он видит. – Ты…
- Всеми любимый голубоглазый человек! – Гримм, наконец, освобождает Ричардса из своей хватки, - единственный и неповторимый!
- Но… как? – совершенно очевидный вопрос. Вопрос, правда, еще и такой, на который сам Рид так и не смог найти ответ за практически два десятка лет.
- Понятия не имею! – ответ достойный Бена Гримма. – Я помню немного: мы в космосе, шот произошло, и вот я здесь. Где я, кстати, а, тянучка?

Вопрос не хуже того, который задал сам Рид.

- Камень души, - ответ приводит в чувство и самого Ричардса. Всё становится на свои места. Главная сила Бена всегда заключалась не в каменной коже и даже не в возможности метнуть в кого угодно сотню тонн чего-нибудь, а именно в том, что он сумел найти внутри себя что-то светлое настолько, чтобы даже внешне будучи монстром остаться не просто настоящим человеком, а душой всей Фантастической Четверки. – Мы внутри камня души.
- Иииииииии? – потому что душа душой, а выводы из собственных фраз, Рид Ричардс, будь добр, делай яснее и на нормальном языке.
- Танос. Завладел камнями бесконечности. Стёр половину вселенной, - сложно даже просто произнести что-то подобное, поэтому Рид старается закончить как можно быстрее. – Джонни и ты… - однако, закончить предложение Ричардс не в состоянии.
- Ясно, - Бен щадит своего друга, отвечая кратко и не задавая дополнительных вопросов. – Но ты все же здесь. Я хочу знать, как ты сюда попал? – а еще Бен прекрасно знает, если Рид делает что-то, что считает неправильным.
- Нет.

Тишина повисает в воздухе. Рид понимает. Теперь нужно сделать что-то, что, возможно, даже тяжелее, чем рассказать лучшему другу о том, что ты его подвел. Еще раз.

-Бен ведь не здесь, да? – он смотрит в лицо Гримму, но обращается к чему-то другому.
- Не здесь. И здесь. Они все здесь. – голосом Бенджамина к Риду обращается нечто совершенно иное. – Ведь сейчас здесь я.

Вот оно. Риду Ричардсу пришлось сделать многое, чтобы этот разговор состоялся. Нелегко добиться аудиенции у подобных существ. Но проблема на самом деле даже не в этом. Выжить после нее – вот это действительно нелегкая задача.

- Ты должен освободить их всех, - Рид не привык идти в атаку столь резко, однако сейчас для дипломатии времени нет. Как, впрочем, нет и никакого желания.
- Не ты отдаешь приказы, - голос Бена трансформировался в голос Существа моментально, однако обличия сам Гримм не изменил, - ты, Рид Ричардс, отказался принести жертву.
- И это только начало.
- Пустые угрозы, - Камень не воспринимает всерьез какого-то жалкого человека, лишь обманом сумевшего проникнуть в это место, - Камень Души не страшится ни тебя, ни их.
- Тогда почему мы говорим? Только страх мог заставить подобное тебе создание нарушить собственные правила.
- Быть может, - Камень соглашается, но голос, которым он управляет, не вздрагивает ни на мгновение, - у тебя был шанс, но ты предпочел потратить его на разговоры, и поэтому ты сейчас полностью в моей власти. Твоё нападение больше не представляет опасности.
- Моё – да, - соглашается лидер Фантастической Четверки, - но, как я и сказал, я здесь действительно только для разговора.
- Тогда этот разговор окончен, - рука Бенджамина Гримма сжимается в кулак, а глаза наполняются таким холодом, которого не бывало в них никогда. – Ты пытался, Рид Ричардс, и это достойно уважения. Но ты проиграл.
Рид Ричардс смотрит вверх. Оранжевый небосвод, до этого казавшийся незыблемым, начинает тускнеть. Его золотой оттенок начинает меняться, становиться темно-бардовым.
- Войной на тебя пойдет другой, - последний козырь Рида оказывается на игровом столе.
- Что? – всесильный камень, один из тех, что родились в начале вселенной, один из тех, что диктуют вселенной, каким путем идти, не понимает.
- Пожиратель миров голоден, - Рид Ричардс, жалкий человек, лишь обманом сумевший проникнуть в это место, переходит от простого разговора к действию. И всесильный камень боится. – Я победил Пожирателя миров, - и бьёт его действие очень и очень больно, - и я сокрушу тебя. Он сокрушит тебя.

В это самое мгновение на поверхность Вормира опускается тот, чье имя заставляет содрогаться всю разумную жизнь во вселенной. Галактус. Одного его имени достаточно, чтобы внушить страх даже в камень бесконечности. И он идет за ним прямо сейчас.

- Я же, - снова повторил Рид, - пришел поговорить. Ты знаешь, что мне нужно.

Камень не ответил. Камень задумался. Страх способен сковать даже волю столь мощных существ. Он уязвим. Более того, энергии, содержащийся в нем в данный момент, будет достаточно, чтобы Пожиратель миров насытился на миллионы лет вперед. Поэтому испугался не просто камень, в страхе задрожала половина вселенной.

- Ты играешь с Богами, Рид Ричардс, - камень ищет победные варианты, но не находит ничего. Даже Бог может оказаться в цугцванге.
- Боюсь, что иного выхода нет.
- Но это не победа, - Бенджамин Гримм исчезает, а голос начинает раздаваться отовсюду. Камень, наконец, принимает истинное обличие. – Ты прав. Я могу исполнить то, о чем ты просишь. Но у вселенной есть законы, которыми пренебречь невозможно. Покинув Таноса, я должен буду принять другую форму. Мне нужно будет иное обличие. Душа.
- Тогда используй мою, - самопожертвование – самая малая цена, которую можно заплатить за подобного рода игру, поэтому Рид не колеблется.
- Нет, - отказ, однако, отказывается столь же твердым. – Мне нужна душа Достойного. Не твоя. Бенджамин Гримм, быть может, подойдет.
- Этому не бывать, – Рид ненавидит торговаться, но иного выхода сейчас у него нет. Даже жизнь половины вселенной не стоит жизни Бена. Он никогда больше не будет расплачиваться за ошибки Рида.
- Тогда найди подходящую. Времени мало. Пожиратель будет здесь скоро. Ты привел сюда смерть, поэтому и выход искать тебе самому, Рид Ричардс.

Озарение приходит быстро и внезапно.

Достойный уже в пути. Сам летит к собственной смерти. И Ричардс был одним из тех, кто дал ему необходимые координаты. Судьба, верим мы в нее или нет, может быть чертовски своенравна.
- Стивен Роджерс.

Секунды полной тишины кажется Риду вечностью. Минуту назад он побеждал безоговорочно, но сейчас… сейчас оказалось, что цена должна быть оплачена независимо от того, как хорошо эту партию провел один конкретный человек. Если бы Виктор мог увидеть то, что сейчас происходит, он бы, наверное, рассмеялся самым громким из доступных ему видов смеха. Но он исчез. И смеяться он будет не сейчас, но тогда, когда вернется. Тогда, когда узнает, а он, безусловно, найдет способ узнать, что на самом деле произошло.

Не такие они, получается, и разные.

- Идёт.
Всё кончено. Именно так выглядит победа над Богом. Ничего приятного.
- Но он не должен знать, - Рид больше не командует, но просит об одолжении.
- Боишься правды, Рид Ричардс?
- Нет, - дело действительно в другом, - расскажу ему, когда мы окончательно победим. А сейчас – верни меня. И мне нужно кое-что еще.
- Да будет так.

Отредактировано Reed Richards (2019-06-13 18:57:42)

+1

7

[nick]Galan[/nick][status]Galactus is and ever will be[/status][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/7/25/4848cdc4fec8cd13134f48ad60a8c76e-full.gif[/icon][lzz]Devourer of Worlds[/lzz][sign]http://s7.uploads.ru/a9ty7.gif[/sign]Сложно достойно принять поражение, и не важно при этом, кто ты – смертный или божество. Галан сделал все, чтобы встретить такой финал с достоинством. Побежденный смертными, сосланный в самый темный уголок мироздания, он ждал. Бесконечный Голод преследовал его каждую секунду существования. Из-за него он пал, он же и стал главным его наказанием. Поражение от рук смертных, безусловно, стало неожиданностью, спутало, на первый взгляд, все карты. Один из людей, Рид Ричардс, сумел завладеть Абсолютным Нулификатором – единственной вещью, способной уничтожить Галактуса – а затем изгнал его из пределов известного доселе космоса в глубокую тьму забвения. Во всяком случае, так считали сами смертные.
       
Но Галактус ждал.
       
И Ричардс вернулся. Уже не как враг, но как проситель. Его победа, в конечном итоге, стала лишь самым началом этой истории. У вселенной все-таки особое чувство юмора.
- Сьюзан, - гигант обращает свой взор вниз, приветствуя давнишнего врага. Голос подобен грому, в одно мгновение разносящемуся во все стороны.

Вормир. Он никогда не бывал здесь. Более того, до сей поры даже не знал о его существовании. Это место на протяжении всей истории этой вселенной было скрыто от его взора. Целестиалы знали, как остаться незамеченными. А сейчас – и вовсе практически бесследно исчезли. Энергия, исходящая из этого места, однако, обрела нового владельца. Камень Бесконечности. Один из древних артефактов, созданных еще только рождающейся вселенной для поддержания баланса, избрал его в качестве собственного дома. Судя по всему, Целестиалы до своего исчезновения владели всеми камнями, используя их как оружие в своей войне против неизвестного противника ради непонятных ни для кого целей. Сейчас же ситуация изменилась. Безумный титан, Танос, сумел захватить камни. Использовал их, чтобы нарушить баланс. Уничтожил половину жизни во вселенной. Это событие оказало влияние в том числе и на самого Галактуса. Космическая энергия, питающая его даже в темные времена Голода, начала иссякать, ослабляя и без того находящегося в нестабильном состоянии Пожирателя Миров.

Сейчас, однако, он вновь ощутил силу. Энергия камня, вкупе с космической энергией, переполнявшей эту планету, обещали такой пир, какого Галан не видел уже очень давно. Он славно насытиться даже в том случае, если Ричардс действительно преуспеет в исполнении своего плана. Если же нет, то всё будет еще лучше.

Поверхность планеты дрожит, когда её касаются ноги Пожирателя Миров. Небольшое землетрясение будет ощущаться даже в сотне километров от этого места. Здесь же содрогаются даже миллиард летние горы. Гигант смотрит на них так, будто они – не более чем песчинка. Столб энергии, уносящейся в небо с самой вершины, на мгновение привлекает его внимание. Ричардс действует точно так, как и планировал. Галактус видит и его. Замерший, словно скульптура, он выглядит безжизненным, однако видимость эта не может обмануть Галактуса. Он знает, что происходит на самом деле. Он знает, где именно сейчас находится Ричардс. Весьма любопытным, помимо всего прочего, представляется и сражение, развернувшееся перед его телесной оболочкой. Сьюзан Шторм сражается с Хранителем Камня. Даже энергия камня бесконечности не спасает это существо от ярости той, кого люди называют Невидимой Леди. Она смогла одолеть Норрина, лучшего из герольдов Галактуса, так какие же шансы на победу у слуги жалкого камня? Никаких. Хранитель оказывается повержен в считанные секунды. Жалкое зрелище.

Гигант протягивает вперед правую руку, обращая ее ладонью вверх. Пригвождённый к земле Хранитель в это же мгновение взлетает в воздух. Галактус долю секунды смотрит на красное лицо, когда-то принадлежащее, безусловно, человеку. Мысль, пришедшая в голову Пожирателя Миров, кажется ему сейчас очевидной. Да, именно так и следует поступить.

- Галан, сын… - Хранитель едва слышно обращается к Гиганту, однако закончить свою фразу ему не суждено.
- МОЛЧАТЬ, - грохот голоса Галактуса мог бы быть услышан и за десятки километров от этого места. Обездвиженный хранитель замолкает. Спустя секунду его тело оказывается впечатано в поверхность горы. Никто не имеет права называть его настоящее имя. Тем более – простой лакей.
       
Спустя несколько мгновений Рид Ричардс возвращается. Галактус внимательно смотрит на него, пытаясь понять, что именно заставляет этого землянина идти на такие жертвы. В любом другом случае он охарактеризовал бы происходящее как глупость, но не сейчас.

- Готово, - Ричардс, лидер так называемой Фантастической Четверки, объявляет о том, что дело сделано.
- Да будет так, - столб энергии, вырывающийся из столбов на вершине горы, преобретает золотой оттенок, но лишь затем, чтобы через мгновение иссякнуть. Две ярко-желтые точки вырываются на свободу, принимая знакомые очертания. Бенджамин Гримм и Джонатан Шторм. Половина Фантастической Четверки. Половина их с Ричардсом соглашения. На несколько минут Фантастическая Четверка воссоединяется. Галактус, свидетель этого, даёт им эти несколько минут.
- Время вышло, - Гигант обращается не только к Ричардсу, но и ко всей команде, - КО МНЕ, МОИ ГЕРОЛЬДЫ!
Бенджамин Гримм и Джонатан Шторм исчезают. Галактус вновь поднимается в небо. Рид Ричард и Сьюзан Шторм снова остаются одни.

[nick]Galan[/nick][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/7/25/4848cdc4fec8cd13134f48ad60a8c76e-full.gif[/icon][lzz]Devourer of Worlds[/lzz][status]Galactus is and ever will be[/status]Вормиру осталось лишь 4 дня.

Отредактировано Reed Richards (2019-07-25 20:39:11)

+1

8

Сью краем глаза замечает, что Галактус приходит в движение и закрывает себя и Рида щитом. Она занята борьбой с Хранителем камня, что так отчаянно напоминает ей ...Красного черепа? Совпадение ли это? Ошибка ли, или подсознание Сьюзан вновь пытается обмануть себя придавая чуждым вещам знакомые очертания и вводя блондинку в заблуждение.
  Но ей, на самом деле, откровенно плевать кого ей приходится бить, если речь идёт о спасении её семьи. А тут на кону - спасение и всей оставшейся галактики.
  Если бы Шторм не была знакома с Ридом Ричардсом, если бы она не оказалась с ним в счастливом браке длиной в казалось бы уже целую вечность - наверное Сью никогда бы не понимала всего смысла слова галактика. Слова вроде этого и - вселенная - были бы для нее пустыми и абстрактными. Чем-то недостижимым и максимально далёким.
  Сьюзан же была там. Она касалась тех материй, о которых многие учёные Земли даже задумываться бояться. Не говоря уже о простых людях, которые откровенно говорят о плоской Земле без шуток. Сью жалела их всех. Они не видели и одной трети того мира, что на самом деле окружает их. Того мира, что готов делиться и показывать себя во всей красе.
  Но космос всегда был опасен. Галактус, стоящий практически прямо перед ней - внеочередное напоминание об этом. Танос и его идиотский план по спасению вселенной - тоже. Но этого всё ещё оказывается недостаточно для того, чтобы Сью опускала руки.
Сама суть Сьюзан, все её силы - они берут своё начало из космоса. И если попросить девушку - она вряд ли представит себе свою жизнь без этого. Да - опасно. Да, несомненно, страшно.
  Каждый день её жизнь, жизнь тех, кто ей дороже всего - Сьюзан понимала как сильно они все подвергаются опасности. Но она никогда и ни за что не променяет это на иное. Она вся тут, вся её жизнь. Сама она - никто без этого.
  Она могла бы, наверное, стать не плохой актрисой или моделью. Может, она бы больше углубилась в науку, так и не столкнувшись никогда с Ридом и лишь издалека наблюдая за его гением.
  Но сама мысль о том, чтобы не знать этого чудесного человека, не быть рядом с ним, когда была нужнее всего, не поддерживать каждое его начинание, не ловить его при падении и не помогать на подъемах - Сью не видела без этого себя. Это кто-то другой.
Возможно, в другой вселенной - есть Сьюзан Шторм, которая никогда не знала такой жизни. Та, которая никогда не полюбила Рида Ричардса и весь тот безумный мир, что он положил у её ног.
  Возможно таких миров даже несколько, Сью не знала. Она знала лишь этот. Да, сейчас они переживают трагедию - вся вселенная вместе с ними. Но даже в таком урезанном составе - их четверка Фантастическая. И Сью верит, что Рид исправит всё.
И именно поэтому она тут и со всей силы откидывает Хранителя как можно дальше от себя и своего мужа.
Повернувшись к нему, она замечает, что Рид смотрит вверх абсолютно отсутствующим взглядом, она хочет коснуться его, встряхнуть, но останавливает себя на половине движения - нет, нельзя, Рид точно знал что он делает. Риду никогда нельзя мешать в такие моменты.
  Сьюзан содрогается от тяжёлой поступи гиганта, и кровь в её жилах леденеет, когда Галактус обращается к ней по имени. Она смотрит на него, надеясь, что тот старый страх от осознания того, на что он способен - не просматривается для него. Сью надеялась, что её сил хватит если что, чтобы задержать его и не дать коснуться Рида.
  Но Галактус не касается её - он не позволяет Хранителю приблизится к ней вновь и Шторм не понимает зачем Галактус вмешивается. Очевидно, что его сущность улавливает то, что Сьюзан просто не способна - её чувствительность касается лишь узкой части космической энергии - тех самых лучей, что делают её невидимой. Рид бы объяснил ей, но он .. не здесь.
- Готово. - слова Рида звучат почти так же угрожающе, как и присутствие самого Галактуса. Ведь Сью всё ещё не знает чем всё это закончится. Её никто не посвящал в детали и это незнание теперь душит её ледяными пальцами за горло.
   Когда наконец Ричардс переводит взгляд на неё - Сью хочет задать ему тысячу и один вопрос, но она молчит, ожидая его слова, она силится понять вернулся ли он к ней или нет.
  Но прежде чем Рид открывает рот - Сью замечает как около них дрожит воздух и из золотого свечения образуются две фигуры. Она задерживает дыхание, не надеясь даже увидеть то, о чем мечтала всё это время. Но она видит их - Джонни и Бена.
- Джонни! - не сдерживаясь, не стесняясь никого из присутствующих, Сью подбегает к нему, не скрывая слёзы в своих глазах, что никак не хотят прекратить застилать её взгляд. Она не видела его совсем ничего, в сравнении с тем временем, когда ей приходилось учиться в университете, а он жил у тёти, но это время резало новые раны и она дрожала, прижимаясь к своему младшему брату.
- Тише, тише, сис, - Джонни был каким-то более спокойным и печальным, чем обычно, но он был, был тут. Она чувствовала его в своих руках и, казалось, что остальное вообще не важно.
- Рид! Рид, у тебя вышло! - она обернулась к мужу, вне себя от счастья почти крича, чтобы увидеть его полное тоски и сожаления лицо. Он что-то недоговаривал. Подошел к Бену и крепко его обнял, продолжая молчать, а Бен понимающе кивал. - Бен? Бен, хоть ты скажи мне что происходит. - Сью, не отпуская руки Джонни подошла поближе к Существу, лучшему другу всей их семьи. Тому самому старшему брату, что у нее и Джонни никогда не было, но который оказался им так сильно нужен.
- Ох, Сьюзи... - Бен тоже виновато отводит от неё глаза, крепко обхватив её тонкую ручку своими каменными. И Сью начинает терять терпение.
- Бенджамин Гримм, ты не посмеешь. - срывается с её губ, она не может удержать слёзы, и плевать что будут думать все остальные - Сьюзан чувствует, как её семья вновь распадается. Бен своим большим каменным пальцем смахивает слезинку с кончика ей носа. Она, как может, стискивает всех их в свои объятия. - Я люблю вас. Чтобы не было дальше, просто знайте это, хорошо? Я... Мы. Мы всегда останемся одной семьей и мы поможем друг другу не смотря ни на что.
  Стоило ей отпустить их - как громогласные слова Галактуса наконец подтверждают её самые страшные догадки, которые никто из них не желал ей озвучивать.
Сьюзан видит как Бен и Джонни исчезают с Галактусом, и лишь чувство собственного достоинства не даёт ей упасть прямо на этом месте всей в слезах. Немой крик выражается во взрыве ближайшей к тому месту, где стоял Галактус, горы. Лишь оседающая пыль теперь свидетель той сцены, что развернулась на планете.
  Шторм не смотрит на своего мужа, она расправляет плечи и направляется в сторону их корабля на силовом поле паря над землей. Она не злится на Рида. Нет, не за то, что произошло. Она злится за то, что он ей не сказал. Теперь она чувствует себя преданной.  Но устраивать сцен нет никакого смысла - это уже произошло. Теперь им нужно будет просто вернуть членов своей семьи из лап Галактуса.
  Один раз они его уже победили. Что же, во второй тоже найдётся управа.
Должна.
  Рид заходит в корабль чуть позже неё - Сью уже стерла горячие крупные слёзы со своего лица - он чувствует себя виноватым и Сью понимает его. Приблизившись, она крепко обнимает его.
- Мы вернём их. - она не спрашивает. Она знает. И эта уверенность не глупый оптимизм. Это больше похоже на отчаянную уверенность. Сьюзан кладёт свои руки на щеки Рида и заглядывает прямо в его полные усталости глаза. - Я всегда верила в тебя. Теперь твоя очередь. - Сью притягивает его к себе для поцелуя, после чего шепчет в губы - Мы их вернём.
   Им пора отправляться дальше. Куда - она всё так же не знает. Но Рид садится за панель управления и их корабль вновь устремляется в космические просторы. Сью только видит, что они не возвращаются на Землю. Есть ли у них для Мстителей новости или нет - очевидно, что Рид не хочет сейчас встречаться с ними и Сьюзан не может его в этом винить. Она садится за соседнее кресло и шумно выдыхает, чтобы успокоить расшатавшиеся нервы. Дороги назад всё равно уже нет. Им остаётся двигаться только вперед и не останавливаться, пока не достигнут цели.
   Потому, что остановка даст лишние минуты на то, чтобы обернуться. А Сью не хочет вновь видеть как её разлучают с её любимыми.

Отредактировано Susan Storm (2019-07-26 03:22:47)

+1

9

Глухой стук тяжелых солдатский сапог смешивался с одним и тем же повторяющимся сообщением, доносящимся из каждого устройства, способного порождать звуковые сообщения: «Это не учебная тревога, повторяю, это не учебная тревога», - металлический голос диктора отбивал слова в ритм тысяч шагов. Солдаты, словно муравьи, сновали повсюду. То, что на первый взгляд могло показаться сущим хаосом, на самом деле являло собой огромный часовой механизм, отлаженный лучшим часовщиком, какого только можно было найти во вселенной. Бойцы спешили получить обмундирование и оружие, а затем занимали свои посты. Трепет перед грядущим сражением обычно не был им присущ, однако сейчас каждый из них волновался, хотя никто и не подавал вида. Никто, кроме верховного командования, не знал, в чем именно дело, однако каждый солдат в глубине души надеялся, что его ждет тот самый приказ, которого все с нетерпением ждали на протяжении последних месяцев. Неизвестный враг в одно мгновение уничтожил половину живых существ во вселенной. Каждый из оставшихся в живых больше всего на свете мечтал поквитаться с неизвестным противником. Армия, половина которой была уничтожена, уже через месяц восстановила пять процентов от утраченного состава, через два - пятнадцать. Старые войны, даже самый славные для Империи, не привносили в армию столько новой крови сколько эта, проигранная еще до начала. Половина жителей Империи исчезла, вторая - в одно мгновение осиротела. Кровь оставшихся в живых требовала мести и, конечно же, надежды на то, что уж такая структура, как Армия Империи, будет способна обеспечить едой и койкой тех, кто лишился всего в хаосе безвременья.
«Неужели это оно?» - едва слышный ропот разносился по всему кораблю вместе с сигналом тревоги. Этот вопрос был сейчас в головах у всех, и некоторые даже осмеливались произнести его вслух. «Я что, похож не Высший разум?» - примерно к этому сводились слова тех, кто осмеливался на этот вопрос ответить. Если такого ответа было недостаточно, то дисциплину помогали восстановить крики старших офицеров, подгонявших бойцов такими выражениями, что любой бой по сравнению с ними покажется разве что детской шалостью.

О настоящих причинах тревоги знали лишь вышестоящие члены Имперской армии, Высший разум и небольшой пост дальней космической разведки, расположенной на самом краю Империи и насчитывающих не больше двух десятков бойцов, сосланных туда либо за полную глупость, либо за излишнюю любознательность.

- Ты уверен? - капитан станции, как это всегда, в общем-то, и бывает с офицерами, мог быть причислен к первой категории
- Перепроверил трижды, - бодро отрапортовал Капитану доносчик. Этот нижестоящий офицер на самом деле не перепроверял ничего, так как из полезных знаний в его голове может найтись разве что добрый томик похабных шуток о Корпусе Обвинителей, но, однако, в его подченении, к счастью для всей Империи, находился толковый паренёк из категории второй, который действительно занимался делом. Доносчик затем в точности повторил то, что доложил ему тот самый толковый паренек.
Капитан посинел сильнее обычного. Если окажется, что эта информация столь же важна, как звучит, а он опоздал с докладом, то именно Капитан станет тем, кто испытает на себе весь этот долбанный томик похабных шуток о Корпусе Обвинителей.
- Нужно доложить выше, - Капитан постарался сложить с себя любую ответственность, однако дрожь в его голосе с легкостью выдавала тщетность данной попытки.
Но выше, однако, действительно доложили. Менее чем через час Высший разум знал все.

Главная зала Высшего разума как правило была пуста. Даже среди наиболее достойных граждан Империи совсем немногие удостаивались чести увидеть ее. А если кому-то и выпадала такая честь, то такой герой старался как можно меньше распространяться об услышанном и увиденном, ограничиваясь лишь самыми общими сведениями, необходимыми дабы как можно точнее исполнить приказы, отданный лично Высшим разумом. Те же обрывки информации, которые хотя бы как-то описывали сам Высший разум, друг с другом совершеннейшим образом не сходились абсолютно во всем, кроме такого факта, что Разум действительно умнее любого другого существа во вселенной.

Сейчас же, в обстоятельствах столь чрезвычайных, перед Высшим разумом предстало абсолютно всё верховное командование всеми войсками Крии. Срочно вызванные со всех уголков Империи, имперские командиры, однако, выглядели так, словно они должны были принимать величайший парад, который только видела вселенная. В такой компании наиболее всего выделялся закованный в крепкую броню гигант, вооруженный длинным молотом - древнейшим и смертоноснейшим оружием Империи. Верховный Обвинитель наводил страх даже на видевших настоящую войну генералов, собравшихся здесь. Его появление никогда не сулило ничего хорошего.

Голос Высшего разума раздался внезапно:

- Разведка засекла ту же энергию, что и на С-53 в День Смерти. На этот раз - в пределах Империи, - перед присутствующими в это же мгновение загорелась голографическая проекция системы, одной из планет которой был Вормир.

Услышав столь пугающие сведения, генералы начали было перешептываться между собой словно кучка рядовых, но тяжелый взгляд Обвинителя заставил их всех замолчать, продолжив слушать:

- Следом за ней - еще одна вспышка. Галактус.

На этот раз слушатели приняли новую информацию стоическим молчанием. Они не слышали этого имени достаточно долго, чтобы забыть о его существовании. С момента исчезновения Галактуса прошло всего пятнадцать лет, но и этого времени хватило, чтобы Крии, как и остальные народы вселенной, заставили себя забыть о существовании Пожирателя Миров. Весть о его поражении была столь сладка, что никто и не посмел сомневаться в ней. Ведь все, боясь признаться в этом даже самим себе, чувствовали, что даже малейшее упоминание этого существа может привести к его возвращению.

- Мы должны ударить! - один из генералов, старый Крии, боевая слава которого осталось в далеком прошлом, однако звание было все еще здесь, высказался первым, - Галактус должен пасть!

- Молчать! - Верховный Обвинитель, наконец, произнес свое слово. Слово достаточно веское, чтобы даже старый генерал затих.

Высший разум вновь взял слово:

- Через несколько минут после этого поверхность Вормира покинуло судно, - голографическая проекция отобразила и удаляющуюся от планеты точку.

- Танос вместе с Галактусом? - о том, кто именно стоит за уничтожением половины вселенной знали немногие, однако для присутствующих перед взором Высшего разума эта информация не была тайной. Имперские генералы не имели право на страх, однако и в их головах даже малейшая возможность образования такого союза вызывала испуг, поэтому никто не смел обвинить в трусости того генерала, чей голос дрогнул при упоминании двух этих существ.

- Нет, - к облегчению большинства присутствующих Высший разум отверг существование данного союза, - Судно принадлежит землянину. Риду Ричардсу.

Рид Ричардс - один из немногих землян, чье имя известно на территории Империи. Один из первых людей, побывавших на территории Крии, многими он воспринимался как враг, другими - как существо, с которым лучше не связываться. Его команда сверхлюдей представляет опасность.

- Я знаю его, - на этот раз ответил Верховный Обвинитель. Он не знал, почему, но чувствовал, что в данный момент пришел его черёд говорить.

- Он напрявляется к С-53. Вы, - Высший разум обратился именно к нему, - возглавите наш ударный флот. Ваша задача - доставить его живым. Любыми доступными методами. Все необходимые войска с этого момента поступают под ваше полное командование.
- Да, - Обвинитель был готов пойти на все, чтобы выполнить приказ.

Глухой стук тяжелых солдатский сапог смешивался с одним и тем же повторяющимся сообщением, доносящимся из каждого устройства, способного порождать звуковые сообщения: «Это не учебная тревога, повторяю, это не учебная тревога»

Отредактировано Reed Richards (2019-08-14 04:40:51)

+1


Вы здесь » marvel: shattered » АРХИВ ОКОНЧЕННЫХ ЭПИЗОДОВ » [09.09.2018] Doom Days;