// Nor again is there anyone who loves or pursues or desires to obtain pain of itself, because it is pain, but because occasionally circumstances occur in which toil and pain can procure him some great pleasure. To take a trivial example, which of us ever undertakes laborious physical exercise, except to obtain some advantage from it? But who has any right to find fault with a man who chooses to enjoy a pleasure that has no annoying consequences, or one who avoids a pain that produces no resultant pleasure? Nor again is there anyone who loves or pursues or desires to obtain pain of itself, because it is pain, but because occasionally circumstances occur in which toil and pain can procure him some great pleasure. To take a trivial example, which of us ever undertakes laborious physical exercise, except to obtain some advantage from it? But who has any right to find fault with a man who chooses to enjoy a pleasure that has no annoying consequences, or one who avoids a pain that produces no resultant pleasure?
Она успела почти вовремя. Ну, разве только пришлось опоздать на несколько минут, около десяти так. А почему произошло и что делал в это время Питер мало кого интересовало, верно? По ночам он боролся с медведем, что мешал ему пройти тот чёртов уровень, а днём вот спасал булочные от горя грабителей, что явно не стремились даже пытаться сопротивляться, хотя стоило ли? Паучок не мог найти ответ на этот вопрос, как и на тот, что именно в нём сегодня нашла Кошка. Нет, ну понятно юмор, без него было совершенно бы скучно общаться, ну и вроде бы даже костюм нравился, хотя все его называли пижамой. Видел он настоящую пижаму Человека-Паука, которая выглядела совсем иначе.
Слишком мягкая, да и в такой ни одного преступника не напугаешь, а ведь он вселял страх в глаза общественности и заставлял их переживать и бояться за то, что если они начнут воровать или грабить, то придёт грозный герой, который тут же сумеет победить их всех и наподдать. Так ведь всё было, верно? Подвешенный под потолком грабитель прекрасно понимал о чём идёт речь, сейчас он, завтра пострадает другой, а потом преступность вновь спадёт на нет и только благодаря ему. Главному герою Нью-Йорка…Ну или второму? И как только все самое сложное было сделано, так тут же на сцене появилась кошка. Прекрасно и вовремя.
— О, нет, ты вовремя! Не переживай, я даже не устал, прости, что? Ах, да пара пустяков! — проговорил паучок, но её взгляд явно был направлен не на него. Приглядевшись Паркер замечает одну деталь, которая заставляет его нахмурить брови и задать самому себе вопрос, а затем лишь вывести из него единственно правильный ответ.
WANDA x STEVE x MARY x NAT
правила и faq сюжет и таймлайн занятые внешности занятые персонажи нужные персонажи шаблон анкеты объявления вопросы к амс

marvel: shattered

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » marvel: shattered » АРХИВ ОКОНЧЕННЫХ ЭПИЗОДОВ » [10.12.2018] All We Know


[10.12.2018] All We Know

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

ALL WE KNOW
«I'll ride my bike up to the world, down the streets right through the city,
I'll go everywhere you go, from Chicago to the coast.
'Cause this is all we know.»

https://pp.userapi.com/c850016/v850016949/1aeaeb/00qdx3Q_olc.jpg https://pp.userapi.com/c850016/v850016949/1aebdb/h0Obi1Q861s.jpg https://pp.userapi.com/c850016/v850016949/1aec0a/lQMOcuMChYk.jpg https://pp.userapi.com/c850016/v850016949/1aebcb/CQVSZcSlyaU.jpg https://pp.userapi.com/c850016/v850016949/1aeb8a/Yddbnp-dJLE.jpg
Peter Parker; Cassie Lang
http://s5.uploads.ru/ns694.pngГерои не всегда побеждают, не всегда делают правильный выбор, порой они ошибаются, подвергая других и самих себя опасности. Именно поэтому рядом должен быть тот, кто окажется в нужное время в нужном месте.

New York City; Queens

после шести вечера, уже стемнело

+3

2

Когда они с Кэсси обнаружили новых продавцов оружия, на международном рынке, это выявило небольшой интерес со стороны сми и других ребят, но раскрывать это дело было сложно, так как никаких зацепок не было и даже полиция отрицала появление новой банды. Хотя они и сами предоставили им оружие и все возможные улики. У Дэйли Багла было несколько смазанных фото Паука на фоне какого-то склада, но и это всё вывернули в то, что Паучок вломился в чужой склад и попытался его ограбить. Тяжела жизнь героя Нью-Йорка, тебя то ненавидят, то вновь ненавидят. Эй, а вот и радость? А нет, опять ненависть. И так повторялось каждый день и каждый раз, когда он встречался с копами или строителями. Те только на словах помогали, но попробуй зацепиться за строительный кран и оставить там паутину, как тебя тут же съедят со всеми потрохами и скажут, что ты испортил всё что только мог. Поэтому Паучишка даже не обращал внимания на этих хейторов, что пытались запретить ему ползать по стенам и летать на паутине по всему городу. Просто завидовали, а то, что паутина потом не исчезает – полное враньё. Любая из разновидностей этой формулы исчезала через час. Она не только не оставляла никаких следов, но и выводила некоторые другие. Особенно если Паркер использовал что-то на подобии порошка, когда не хватало денег на основные компоненты. Из школы тоже сложновато было что-то забирать, поэтому так и приходилось жить и существовать. А на деньги полученные от Джей Джоны тяжело было прожить долгую и счастливую жизнь. Одно изготовление нового костюма заняло только приличную сумму, пришлось даже подрабатывать репетитором и разносчиком пиццы. Интересно, а доплачивали бы они, если бы узнали, что часто Пиццу раскидывал Человек-Паук?
Чёрно-красный костюм идеально подходил для сегодняшней миссии. Проникнуть туда, где он в прошлый раз оставил жучок. Точнее, куда отвезли всё это оружие, чтобы разузнать что это и как с этим работать. Прибор по отключению электричества всё ещё был при нём, а это, какой никакой, а плюс. Оставалось только подобраться поближе к месту хранения, к счастью, Паучок успел обновить свой гардероб в красно-чёрный костюм. Да, не так ярко и броско, а ещё отходит от привычных идеалов Капитана Америки, но смотрится куда круче. Немного даже мог пугать, но зато в тени его было сложнее рассмотреть, а ночью мог атаковать из-за укрытия. Синие штанишки выдавали, знаете ли. Плюс он поэкспериментировал с веб шутерами, которые стали немного меньше, да и могли прятаться под одеждой с длинными рукавами так, что Питеру достаточно было только разложить их, нажав на соответствующую кнопку на корпусе, а со стороны это смотрелось, как небольшие браслеты. Мелочь, а приятно!
Но, возвращаясь к сути, Паучок добрался до полицейского участка, где хранились изъятые коробки с оружием, как казалось ему на первый взгляд. Он прилепился недалеко от крыши, до этого изучая план здания, Питеру удалось узнать несколько входов через воздуховоды. Главное было в них не заблудиться, а ещё сложнее, не попасться. На некоторых уровнях были датчики движения, судя по всему, от крыс, которые часто появлялись в учатке, поэтому нежно было действовать быстро. Собрать необходимую информацию и бежать как можно дальше, пока его не взяли с поличным и не пришили дело. А том прощай супергеройская карьера, здравствуй хлеб да вода, а ещё и улыбка на лице Джейсона станет настолько большой, что Паркер увидит её из тюремного заключения. Плюс куча врагов, которые захотят его убить. Да и ему совсем не идут чёрно-белые полосы, это он знал точно.
Забравшись в воздуховод, Питер стал медленно пробираться, постепенно меняя уровни. Оставалась надежда на то, что он сумеет добраться до заведомой цели и даже сфотографировать те самые адреса, о которых раньше говорила Лэнг. А может и ещё что попадётся? Комната хранения улик находилась на третьем этаже здания, Питер залез на десятом. Чтобы добраться туда нужно было проползать достаточно долгое время. К счастью, у ползучего был и другой план. Добравшись до шахты лифта, он быстро выбирается наружу и прыгает вниз. Конечно же, понять почему здесь были написаны этажи, Питер не мог. Но был благодарен этим цифрам.
Добраться до третьего этажа было не сложно, однако самая главная проблема должна появиться дальше. Именно тут и находилось огромное количество датчиков движения, в том числе и в вентиляции.
- Давай, не подведи меня, - проговаривает паучок, доставая «ручку» и нажимает на её колпачок. Происходит звук остановки лифтов, а следом гаснет свет.
- Ладно, я не подумал об этом, а ещё явно нужно было взять с собой повадыря…

+1

3

Время от времени очень хотелось взять всё то чувство ответственности, на которое была способна, сложить в одну бесформенную кучу и переложить на кого-нибудь другого. Хотя навряд ли перекладыванием ответственности можно назвать тот факт, что она доверилась полицейским в их же работе. Это ведь их работа, да? Ловить преступников, изымать вещдоки, проводить свои расследования, допросы и уже отсюда плясать дальше, выходить на более влиятельных дядек, если таковые имелись, хотя опыт неоднократно показывал, что обычно именно влиятельные фигуры города, если не целой страны, стояли за подобными махинациями, получая с этого немало денег. Но в прошлый раз всё явно получилось немного иначе. Полиция умела работать, но порой она слишком гордилась и предвзято относилась к оказанной помощи. В семье не без урода, как говорится, однако это всё равно подрывало авторитет. Кэсси не надеялась, что то дело сразу получит какое-то развитие, продвинется дальше, потому старалась об этом не думать, стуча обратной стороной пишущей ручки по деревянной поверхности стола. Злостный понедельник настиг её в колледже. Занятия она не пропускала, потому что это не приветствовалось. Впрочем, так было в любом учебном заведение, на какое ни покажи. Сосредоточиться на словах преподавателей сегодня было проблематично. Буквально за минуту до звонка с самой последней пары, которая заканчивалась где-то в половину шестого вечера (понедельник всегда такой неправильный, даже занятия с утра были сдвинуты на вечер из-за задержки какого-то учителя), Кэсси тюкнулась лбом в раскрытую тетрадь в клеточку формата А4. На развороте не было ничего, кроме нескольких скромных рисунков в виде разномастных геометрических фигур и шарик, который сначала должен был оказаться похожим на глобус, а в итоге.. а в итоге ничего не хорошего, сдвинула все тектонические плиты. Хотя это ещё не самое страшное, что могло случиться с нарисованной планеткой, она не стала полностью зарисовывать это неудачное нечто, сжалившись над возможным населением.

Затянув короткие волосы в скромный хвостик самой простой резинкой, которую только нашла в рюкзаке, Кэсси удивлённо вскинула брови, заметив ту самую лазерную штуку у себя рядом с другой тетрадью. Подумать только, как перекинула её сюда, так и не вытащила. Надо было придумать, куда её деть. Отдать отцу? Может, у него куда лучше получится пристроить в благом деле. Конечно, существовал вариант отнести в полицейский участок, но что-то не слишком он нравился. Да и отцу доверяла всё-таки больше, чем людям в форме. Хотя форма ничего так была, да.
Затянув верёвочки пуховика, так как шарф с собой не брала, девушка выскользнула из здания колледжа. До ворот у неё было сопровождение в лице нескольких однокурсников, но барышня, живущая по соседству, сообщила, что сегодня не пойдёт домой. Поиграв бровями, она кивнула в сторону молодого человека, что стоял около яркой красной машины с открытой дверцей. Скептически изогнув бровь, Кэсси только усмехнулась и махнула рукой на прощание. Ладно, одна не заблудится, а личная жизнь это всегда хорошо.. ну, кажется. Скривив до того ровную линию губ и проводив подругу взглядом, Лэнг только поёжилась то ли из-за холодного вечернего ветра (на улице-то уже стремительно темнело), то ли просто из-за мурашек, напомнивших о своём существовании, но развернулась, продолжая путь уже в одиночестве, отмахнувшись от предложения доехать на машине знакомого. Вообще, было бы неплохо, но только не с этим парнем, он и без того очевидно на слишком много рассчитывает. Выразительно попрощавшись. перекрикивая свистящий ветер, свернула за угол, проходя через арку. Тут всё равно не так далеко.. ну, если идти пешком, то это займёт только минут сорок. Пешая прогулка очень полезна для здоровья, кстати. Сунув руки в карманы, решила не медлить, ускоряя шаг. Снегопада этим вечером не намечалось, так что приходилось довольствоваться только тем, что скромно трещало под ногами. Пнув несколько раз парочку снежных бугорков прямо в середине тротуара (видно, что никто ничего не чистил), Кэсси в очередной раз повернула за угол.

Она никак не могла ожидать того, что история снова повторится. Ей уже хватило в своё время догонялок с криминальными личностями, самое запоминающееся событие осени, никакое поступление и первые учебные дни в новом месте рядом не стояли. Не имея привычки таскать с собой костюм везде и всегда (в частности из-за специфики его использования), она была открытой мишенью для каждого, кому вдруг захочется немного позлодейничать. Ну, не совсем открытой, ладно. Никакого паучьего чутья не было, как и отменных навыков каратиста, но это вовсе не значит, что она не сможет справиться с парой заблудших в тёмной подворотне душ.. если только они, правда, не здоровые мужики, преследующие конкретную цель. Она также не могла подумать, что была под прицелом всё это время из-за штуки, которую не задумываясь забрала с места происшествия. Кто вообще знал, что торговцы нынче настолько прошаренные и продвинутые, что помечают свои творения для дальнейшего отслеживания на карте? Вот те на.
Смотря в экран телефона, выискивая в телефонной книге номер отца, чтобы связаться с ним по этому вопросу, Кэсси не сразу замечает увеличившееся количество шагов где-то рядом, которые с лихвой выдавал снег. Но это Нью-Йорк, это вечер, вокруг и должно быть много людей, даже во дворах. Но всё доверие мгновенно исчезло, как только чужие пальцы сжались на плече. Вздрогнув от неожиданности и шикнув, сильнее сжимая в пальцах телефон, она поворачивается, но не успевает ничего сказать или спросить, так как широкая ладонь в чёрной перчатке ложится на лицо, закрывая рот и в большей степени нос, а из-за большого пальца пришлось прикрыть один глаз. Не долго думая, она нажимает на кнопочку сбоку гаджета, задерживая палец в таком положении — вызов абонента, который был отмечен быстрым набором. Ещё несколько дней назад она наконец выбрала номер, который должен там находиться. И пускай связываться с Пауком обычно приходилось посредством социальной сети, но мало ли что может приключиться, интернет это не всегда надёжный спутник, порой тоже сбоит. И сейчас выдохнула бы с облегчением, что сделала правильный выбор, да вот только это было проблематично само по себе. Телефон после, кажется, вообще выпал из рук, стоило только чуть ослабить хватку и прикрыть глаза.

Глаза открыла только, кажется, спустя какое-то время, потому что вокруг был не тот самый дворик, а.. что-то знакомое. Это место было похоже на то, в котором уже бывала ранее. Точно, вот в похожем доке и пришлось замести ребят с инопланетным оружием. Только тут немного отличалось внутреннее оформление, но сейчас не это самое главное. Потерев затылок, обнаруживает, что руки вполне свободно двигаются. Да и ноги тоже, хоть сейчас и сидела прямо на бетонном полу, уже практически не чувствуя холода, он казался привычным. Рюкзака за спиной не было, он лежал чуть поодаль, открытый и брошенный. У одного из присутствующих в руках находился тот самый почти джедайский меч, другой вообще повернулся спиной, а третий без каких-либо угрызений совести рассматривал что-то в её же телефоне. Это хорошо, что не имела привычки ничего там хранить и выходить из всех соц. сетей. И можно было возмущённо возразить, да вот только не по себе как-то стало. Особенно в момент, когда один из троицы обращает внимание на приходящую в себя девушку, подозрительно щурясь и подбираясь ближе, чтобы с деловитым видом сесть на корточки.
— Откуда у тебя эта штучка? — нарочито растягивая гласные и опираясь на одно колено, подавшись корпусом вперёд, вынуждая саму Кэсси отстраниться назад. От него чертовски воняло сигаретами, аж скрутило. Поморщив нос и отвернув голову немного в сторону, сильнее сгибая ноги в коленях, прерывисто выдыхает, стараясь сообразить, что делать в такой ситуации.
— Нашла, — первое, что пришло в голову, но.. чем богаты.

+2

4

Остаться в темноте, да ещё и даже без фонарика на телефоне, было действительно не ловко. Этот прибор выключал всё, что работало от электричества, даже то, что было на батарейках и аккумуляторах, что явно не давало возможности использовать что-то рассеивающее тьму среди тьмы. Хоть что-то можно было рассмотреть, но, к его счастью, Питер был гением и не только обладал возможностью заранее готовится, но ещё и рисовать умел! А так как предвидеть развитие ситуации о том, как и куда двигаться, то он сделал несколько пометок, надавливая на ручку сильнее. Галочки, крестики и, что ещё было важно, различные символы. Паучок означал начало, а круг – конец и цель. Пришлось немного побыть слепым, чтобы добраться к цели.

- Ладно, ты справишься, - Паркер достаёт из своего ремня карту, а затем находит стартовую точку, ведёт пальцем по предполагаемому пути, проговаривая, - два вправо, один влево, прямо… Влево, назад, конец. Фух… - совершив глубокий вдох, перед тем как вновь отправиться в путь. Паучок быстро перебирает руками, по вентиляционной шахте, при этом слегка приподняв маску. Дышать тоже стало сложнее, так как воздух прекращал поступать из все возможных мест, а сам процесс обмена кислорода значительно усложнился. При этом весь участок стал поднят по тревоге, никто не понимал, что происходит и выбраться отсюда живым стало намного сложнее.

- Надо было подумать об этом раньше, а сейчас, - он щурится, и даже белые глаза на костюме не работают, а лишь статично продолжают оставлять полный обзор Питеру и, что забавно, это было действительно важно для него. В условиях полной темноты спасали только способности. Добравшись до первого поворота, он чуть выставляет руку вперёд. Здесь был первый датчик движения. Важно было не сломать его, да и не задеть. Кто знает, вдруг потом сработает сигнализация? Паучок выстреливает в потолок паутиной, как бы помечая это место для себя в будущем, а затем продолжает своё движение к намеченной цели… Собирать весь мусор, что был в полицейском участке. Честное слово, ему лучше было просто влететь к ним в окно, посмотреть за всем этим делом и тут же выбраться, чем сейчас устраивать столь огромные проблемы не только для себя, но и всех работников этого места. Мало того, что Человек-Паук становился взломщиком, так ещё и мог привлечь внимание национальной гвардии, а этого ему точно не хотелось, но увы… Имели то, что имели.

Второй поворот и теперь долгий путь вперёд, судя по карте, около ста пятидесяти метров. Кажется, что это всего ничего? А вы попробуйте проползти по этому месту, при этом дыша уже как придётся. Кислорода не было совершенно, от этого паучку становилось всё хуже и хуже. Желание просто включить электроэнергию и остановить весь этот беспредел было огромным, но, всё же, не настолько, чтобы сдаться и прекратить попытку разузнать, как и почему. Мужчина совершает быстрые дыхательные движения, останавливаясь на какой-то момент и тут же крутит головой, остаётся чуть-чуть, а там уже сумеет надышаться, да и, быть может найдёт другой способ?
Держа в голове ещё и количество минут, которые прошли с момента его попадания в вентиляционную шахту, он может позволить некоторую передышку. Пять минут, намного дольше, чем планировалось изначально, но всяко лучше, чем десять. Ха! Даёшь среднее ожидание. Питер добирается до цели и в этот момент включает электричество, с помощью той же ручки. Яркий свет тут же бьёт по глазам, а позади него запускается вентилятор, что доставляет в шахту так необходимый ему воздух, позволяя совершить глубокий вдох, который отдаётся приятными ощущениями в голове. Питер даже протрезвел на какую-то секунду, а затем тут же опустил маску обратно и приоткрыл шахту, медленно выползая на третьем этаже. Было чисто, даже странно. Его рука вновь скользит в пояс, доставая прибор для отслеживания жучков. Цель была в нескольких метрах от него.

- Бинго, - говорит Пит, когда замечает злополучный ящик. Добраться до него уже не составляло никаких проблем, поэтому, оказавшись прямо над ним, парень отрывает ноги и начинает свисать лишь на одних руках. Миссия невыполнима смотрели? Вот примерно также, только без троса. Использовать паутину было нельзя, и это большой минус операции. Приходилось внимательно смотреть по сторонам, к счастью, на его стороне было ещё и паучье чутьё, так что победа должна была быть за ползучими и сеть плетущими, а не у тех, кто ест пончики.

Опустившись на пол, он внимательно смотрит на коробку, - она, - а дальше приоткрывает её. Проблема заключалась именно здесь. Оружия уже не было, весь деревянный ящик был забит какой-то травой, - куда? Как? Чёрт! – весь план коту под хвост. Парень непонимающе смотрит по сторонам, а затем отступает, закрывая уши руками, - думай, думай… Номер! Должен быть номер принятия, да! Сопровождающие документы… - Паркер вновь поднимает верхнюю часть, нажимая на красный фонарик, что позволяет слегка получше рассматривать номера и тому подобное. К большому несчастью, здесь не лежало документов, за ними нужно было бы тащиться в архив, но туда так просто попасть уже не получится. Ох, опять взламывать компьютеры и проникать в базу данных полиции. Расследование точно затянется ещё на день, - сфотографировать. Два, три, шесть, восемь, девять, а двадцать три! Вот оно! – Питер нажимает на соответствующую кнопку на фотоаппарате, а затем выключает фонарик и начинает убирать отслеживающее устройство, вместе с жучком, как ощущает вибрацию на телефоне.

- Ты не вовремя, - проговаривает Питер, поворачивая голову в сторону окна, которое находилось здесь. Удобно, но на нём тоже были датчики. Или?... Должны же!

- Паркер, ты идиот, - говорит парень, когда у него срабатывает паучье чутьё и остаётся решать, либо сейчас выходить из здания полиции через окно, либо же вновь лезть наверх и тратить время на то, чтобы проделать тот же долгий путь, - ладно… Надеюсь, меня не успеют заснять, - только и успевает проговорить Питер, прежде чем открывает окно за ручку и выбрасывается в него. Его рука машинально поднимается и выпускает паутину, что цепляется за угол здания, позволяя ему завернуть за здание и аккуратно приземлиться в переулке рядом с мусорным баком, а затем пробежать ещё несколько метров, прежде чем выпускает паутину сразу из двух веб шутеров, взмахивая в воздух и, направляясь в сторону своего дома, решает проверить сотовый, обнаруживая одну странную вещь. Звонок от той, кто скорее написал бы сообщение, дабы Паркер прочёл его сразу же, как только смог… Но это был звонок на номер Человека-Паука…

- Кэсси?! Куда ты опять встряла, - подлетая в воздухе вверх, он быстро меняет телефон и отслеживающее устройство местами, а затем пытается вспомнить волну, на которой работал жучок блондинки. Да, следить не хорошо, но теперь кто посмеет его обвинять в этом? Быть может полиция? А, да, они могут. Или сама Лэнг?

- Судя по всему угол двадцать пятой и четвёртой… Что ты там делаешь? – Запомнив примерное место расположения, паучок тут же меняет направление движения, целясь в крышу здания, что находилось справа от его траектории движения, да, придётся сбить скорость, но цель требовала средств. Добраться до блондинки так быстро, как только он сможет. Потерять ещё и Кэсси Человек-паук не имеет право. Это чёртово проклятье на его сайдкиков? Если так, то скоро переименуется в Бэтмена и возьмёт себе на вооружение Бэткредитку. Идеальный инструмент в его жизни, хотя бы деньги появятся и сможет заплатить за новый костюм. Да и купить необходимые инструменты для себя, чтобы улучшить свою экипировку и ещё кое кому помочь. А почему бы и нет?

Паучок перелетает через высокоэтажное здание и приземляется на другое, то, где должна была находиться высотка. Забавный факт, но почему-то в заброшках всё всегда шло не по плану. А ещё, судя по всему, она была в заложниках. Как он это понял? Да Питер просто заглянул в окно, увидев сидящую Кэсси в окружении троих крепких парней, в руке у одного был её телефон… Плохо. Вдруг они увидят какие-то личные фотографии? А если она тайно следит за ним в душе?! Ужс! Надо будет поговорить с ней об это. Ну а у другого…

- Световой меч?! – кажется сейчас, она реально лишилась единственного человека, который мог её спасти.

Однако, заметив, что Юный Мститель смотрит в это же самое окно, Паучок помахал ей и показал свой смартфон, а затем характерный жест – выставив большой палец и мизинец, приложив его к уху. Быть может она сумеет заставить парней позвонить ему?

+1

5

Кэсси ничего не ждала, надеяться на что-то тоже не приходилось, а чудеса в жизни случались слишком редко. Она не уповала даже на Паука, которому позвонила. Или не успела? Сложно сказать. Голова в области затылка неприятно гудела, отвлекая и не давая сосредоточиться на проблеме. Надо было как-то выбираться отсюда, потому что это не та романтичная история, завязанная на россказнях о стокгольмском синдроме. И увольте, ну нет, эти парни далеко не в её вкусе. Стараясь отворачивать голову в сторону, в ответ услышала только хриплый, но явно самодовольный смешок. Запах никотина не переносила с детских лет, а тут вот он, придвинулся. Хотелось просто взять и отодвинуть это наглое лицо подальше, но такой жест будет воспринят как провокация, а испытывать собственную прочность и предел способностей не хотелось, учитывая, что одной важной детали не хватало. Чёртов костюм оставался дома. Ясно-ясно, что сила героя в первую очередь не в его экипировке, но будем честны, это работает преимущественно для тех, чья физическая сила заметно превосходит человеческую. Вот им на самом деле куда проще делать такие выводы. А потому приходилось просто смотреть в сторону, отодвинувшись назад, а потом ещё и ещё, пока спустя метра два не прижалась спиной к стене. Вот и она. В кой-то веке не радоваться ожидаемо возникшей преграде. Копошение и мельтешение девушки заприметили и двое остальных, отвлекаясь от своих прежних занятий, сбиваясь в кучу, выстраиваясь в почти ровную шеренгу напротив. Это выглядело как начало очень плохого фильма с непредсказуемой концовкой. Нервно кусая нижнюю губу, Кэсси переводит взгляд на того, в чьих руках был телефон. И мужчина, только поймав чужой взгляд, начал издевательски подбрасывать гаджет в воздух, ловя его, то стараясь «уронить», вновь перехватывая и так по кругу, лукаво щурясь. Ну и рожа же у него, как у того типа из ужастика про маски и восковые фигуры. Поёжившись, чувствуя выступившие на коже мурашки, снова концентрируется на том единственном, что говорил.

— Нашла, значит? — таким же образом продолжая нарочито трепать гласные, словно разговаривал не с подростком, а с маленьким ребёнком, которому всё требовалось объяснять на пальцах. Судя по всему, он видел перед собой только это. — Дело в том, что эту вещицу у нас кое-кто украл. А мы очень не любим воров, — продолжал он, щёлкнув пальцами, привлекая к себе внимание своего товарища. Тот без лишних вопросов передаёт светящееся устройство. Благо, что пока оно не работало, а значит.. а значит, что лучше молчать и даже не думать о том, что можно потенциально сглазить. Мужчина нажимает на заветную кнопочку и мгновенно появившееся лезвие вытягивается вперёд, пока кончик не замер у самого лица невольной участницы. И только сейчас в висках кольнуло. Это был тот самый тип, которого они вместе с Пауком уложили на лопатки последним, у кого эту самую световую палку и забрали, тот, с кем она пару дней проделала фактически то же самое, пускай и не так.. активно. Вопросов появляется только больше. Либо кому-то удалось сбежать, либо просто не задержался в участке. И если правильный второй вариант, то вопросов уже в три раза больше. Но если судить по тому, как остальные двое поддакивают ему, ничего не говорят и никак не противодействуют, то.. он кто-то вроде их негласного босса? Личное знакомство с самым важным? Жаль только, что эта горячая щтуковина около лица мешала сосредоточиться, только усложняя ситуацию. Снова отворачивая голову в другую сторону, прикрывает один глаз и поджимая губы, в любой момент готовясь ощутить нечто неприятное, так как расстояние медленно, но заметно сокращалась. Говорить она не могла. Да и что бы сказала? Да, это я просто с моим другом заскучали в четырёх стенах и пришли на вечеринку, на которую нас никто не звал?
— Так ведь их никто не любит, — на вдохе, а оттого скомканно и зажато. Рвано выдохнув, почувствовав на коже щеки неприятное жжение, Кэсси только жмурится, чувствуя себя.. странно. Это на самом деле поразительно, когда в подобной ситуации всё то, что умеешь, аннулируется, сводя к минимуму успех результата. Пускай этот мужик неприятен, но он не выглядит совсем тупым, а потому наверняка догадался, что перед ним не просто девочка, что шла из колледжа домой и случайно наткнулась по дороге на какую-то непонятную штуку, которую решила подобрать, потому что «вдруг пригодится».

Звук со стороны отвлекает. Это было похоже на.. птицу. Птицу, случайно застрявшую лапой в стыке. Все трое отвлекаются, но их внимание не задерживается на этом инциденте надолго. Мужчина с телефоном задевает ногой раскладной стульчик и выругивается, за что получает суровый взгляд и не менее гневное замечание от «командира». Вздохнув и поёрзав на месте, поднимает взгляд.. о боже, серьёзно? Знакомая маска мелькнула в окне, явно не боясь оказаться замеченной. Бросив беглый взгляд в сторону мужчин, склоняет голову набок, следя за жестикуляцией прибывшей поддержки (хотя то же мне поддержка с обратной стороны). Главный из этой троицы снова усаживается на одно колено, но в этот раз без своего главного светящегося аргумента. А в нём и не было необходимости. Чувствуя всё такой же дискомфорт, Кэсси аккуратно касается подушечками пальцев щеки, тут же руку и одёргивая. Больно. Видимо, что-то всё же осталось.
А ещё он хотел вернуть какую-то ручку. Уж кто знает, что такого в свою очередь в прошлый раз успел умыкнуть Питер, но чтобы.. ручка?
— Нет-нет, я.. кажется, я знаю, где она может быть, — слегка поджимая плечи, замечая, что не очень старый и приятный знакомый снова хватается за палку, только уже более резкими движениями, отводя руку в сторону заранее. Кажется, ему надоело возиться с этим и он спешил. Но ничего, придётся ещё подождать. — Точнее, нет, не где, а у кого. Там, — переводя взгляд на мужчину с мобильником в руках, кивая в его сторону, — есть номер. Номер Человека-Паука, — быстро, на манер скороговорки, выдыхает Лэнг, считая, что это должно сработать. Ведь обычно именно так говорили люди, нервничая. А если нервничаешь, значит, испытываешь страх, а в такой стрессовой ситуации люди редко были способны на враньё. — Т-так и написано, да, можете позвонить, думаю, он ответит, — слегка хриплым голосом из-за пересохшего горла. Очередной беглый взгляд в сторону окна. Уже никого. И оно к лучшему, ведь если заметят, то весь хитрый план накроется медным тазом.
Хотя стоп.
Разве был план?
Ну, мужчина начал что-то усиленно выискивать в телефоне, тыча пальцем в экран, сосредоточенно хмурясь. Через секунду гудки можно было слышать и всем остальным — громкая связь.

+2

6

Действовать нужно было спокойно и, что важнее, намного осторожнее, чем раньше. Сейчас зависела не только жизнь Кэсси, но и её будущее. Знаете, это ведь действительно забавно. Ведь сейчас ей могли сделать что-то плохое, что потом поставит всю её дальнейшую жизнь под угрозу. Например, могут коснуться этим световым мечом лица, оставляя шрамы, от которых избавиться поможет только лазерная хирургия… Если Лэнг не начнёт бояться светящихся предметов. Могли сделать сложный переолм и прощай супергеройская карьера и здравствуй каждодневные пришествия Паркера в её дом с печеньками и чаем. Конечно же от этого он её любить меньше не станет, да и дружба не прекратится, но блондинка будет страдать не один день. А зная о проблемах с сердцем, которые были… Сейчас действительно было очень страшно за всё, что могло произойти с девушкой, пока Питер экстренно пытается разработать план по нейтрализации преступников. Не то чтобы было сложно, так как их всего трое, против Потрясающего Человека-Паука. Ситуация не в их пользу, но вот явно дающая несколько моментов в сторону парней как минимум в том, что сейчас они очень близко находились к девушке. Поймать её и угрожать её жизнью будет намного проще, а отвлечения слишком мало. Залетит через стекло и пока они будут реагировать на звук разбитых окон, он успеет нейтрализовать всех? А какова вероятность, что они не схватят её в этот момент? Конечно, попасть белой паутиной в Кэсси будет не так страшно, но не хотелось бы. Поэтому, на первый взгляд его план был идеальный, ну, как ему казалось. Всё что оставалось делать Паучку, это придумать ещё один способ того, как следует ввести их в замешательство, причём настолько хорошее, чтобы он успел уложить каждого на лопатки, а дальше подхватить блондинку и вылететь с ней на встречу холодному ветру. Однако один момент заставлял Паркера хмурить свои брови недовольно. И нет, не только то, что она сейчас даже не обрадовалась его появлению в окошке. Но… Разбираться в том, как и почему они нашли её нужно будет потом, тем более, что сейчас у Паркера были лишь одни мысли и слова о том, как он хочет очень сильно отругать одну блондинку, что сейчас была явно не в самом лучшем положении. Оказаться среди нескольких преступников не то, о чем можно было мечтать, разве нет? Да и плюс ситуация, в которой остаётся уповать только на чудо, которым и является Паук. Забавно, а ведь она часто подтрунивала, что спасать нужно было Питера из его жизни, да и вечно оказываться рядом, дабы он не наломал дров. А сейчас ему приходится морозиться под холодным ветром около старой заброшки, да ещё при этом волноваться и переживать. Отвратительное ощущение, неправда ли?

Когда девушка увидела его, а затем начала разговаривать с преступниками, Паркер понял, что пришло время действовать. Быстро передвигаясь по стенам, он отходит от этого окна и залезает под крышу, становясь настоящим Карлсоном или кто там жил под потолком? Приведением? Каждый шаг должен был быть медленным и осторожным. Мало того, что тут могли жить крысы, но ещё и термиты, что вполне способны были проесть деревянные балки, а это равносильно падению вниз и срыву плана.

Он оставляет телефон над Кэсси, пытаясь сделать так, чтобы они подняли головы именно туда, а сам герой залетел бы с другого входа, тем самым застав их врасплох! Проблема была только в том, чтобы поставить нужный рингтон… Ох уж эти подростковые проблемы. Хотя блондинка не оставляла ему особого времени для того, чтобы разобраться. Быстро выключив без звуковой режим, Паркер успевает выпустить паутину, после чего тут же перемещается в другой конец здания, быстро выбираясь из под крыши, цепляется паутиной за угол здания, ожидая рингтона своего телефона, а в этот момент пытается рассчитать как правильно ему лететь, чтобы, в конечном итоге, не разбиться об кирпичную стену, да и набрать нужную скорость. Паучок делает ещё два шага, сильнее натягивая нить, пока она не превратилась в струну. И…

- Ту ду ду… ту ду ду…- звучит музыка, которую слышит Паркер благодаря своему суперслуху, после чего отрывается ногами от каменной стены, летя вниз. Он напрягает мышцы живота, перенося ноги вверх, создавая движение маятника и, слегка поворачивает туловище, целясь прямо в окно. Буквально несколько мгновений и раздаётся звук разбитого стекла, всё что ему остаётся сделать это отпустить нить, а дальше смотреть кто, как и где стоит, чтобы по-быстрому разобраться с неприятелями.

Один держит телефон в руке, второй развалился, опиравшись на каменную стену, а третий прямо перед девушкой на колене. Он что, собирался делать ей предложение? Фи. Никогда бы Паркер не подумал, что у Кэсси настолько отвратительный вкус. Даже он, сравнивая себя с ним, был лучше. И постойте, он сейчас серьёзно сравнивал внешности взрослого бугая с фингалом, который стоял на колене перед блондинкой и свою? Ха! Он же не ревновал, да?

- Не держи трубку долго, у меня входящие платные! – выкрикивает паучок, выпуская нити в ноги первому злодею, чтобы заставить его крепко удариться головой. Быть может не отправит в нокаут, но, хотя бы, даст время ему немного разобраться с другими. Со вторым было проще, ведь он уже выбрал то, где и останется на ближайший час. Два нажатия по центру, а третье влево, на кнопке веб шутера, после чего большой комок паутины прижимает второго парня к стене.

- Мама не учила тебя не прижиматься к стенам? – усмехается Питер, приземляясь к стене, а затем совершает вновь прыжок, успевая зацепиться за потолок нитями паутины, а затем раскачивается на ней, выставляя одну ногу вперёд… И… Тут слышится треск. Паркер резко меняет направление, падая на пол, а крыша проламывается под тяжестью самого паука. Он с громким грохотом ударяется головой, и, из-за скорости, хорошенько так прикладывается затылком, что перед глазами всё темнеет и расплывается, а затем звёздочки начинают собираться воедино, выстраивая одну картинку. Остаётся надеяться только на его чувства, поэтому, разжав кулаки, в которых находилась часть нити, он совершает подсечку последнему парню, резко вставая на свои руки, отталкивается от пола и приземляется чуть поодаль, резко притягивая к себе третьего парня, пока картинка медленно фокусировалась перед ним. Совершая очередной прыжок, он, таки, наносит удар по голове, рисуя парню и второй фингал под глазом.

- Симметрия сейчас в моде, - его голос слабый и паук даже слегка пошатывается, когда вновь встаёт на ноги и начинает поворачиваться к Кэсси, - ох.. Надеюсь, у тебя дома есть…

И, если бы всё так хорошо заканчивалось. Его паучье чутьё молчало, видимо из-за сильного удара об пол, а вот у девушки, тем временем появились небольшие проблемы. Помните первого плохого мальчика? Да, именно он подскочил и сейчас держал около её виска пистолет. Ну знаете, убить её хотел, судя по всему. А последняя сказанная фраза от Питера явно не добавляла ничего хорошего к намерениям парня. Кто такая блондинка для него? Никому не нужный ребёнок, а перед ним стоял тот, кто мешал ещё Стервятнику торговать оружием, да и раскрыть секрет его маски стремились все, кому только не лень. Можно подумать, что он даст им возможность жить спокойно.

- Снимай маску, сукин сын, - хрипит мужчина, второй рукой прижимая девушку к себе за грудь.

Крепко и сильно.

Пожалуй, сейчас Питер начал чувствовать действительно сильную злость. Он смотрел на Кэсси и видел лишь то, что она может погибнуть. Вина по отношению к себе, переживания за жизнь девушки не дают ему покоя. Каждая секунда, которую Питер наблюдал за этой картиной, заставляла его глаза всё сильнее наполняться кровью. И, к огромному сожалению, это ничем хорошим не могло закончиться для преступника. Питер щурится, морща свой нос, а брови медленно двигаются по направлению друг к другу. Паук выпрямляется, а затем переводит свой взгляд на лицо Кэсси, быстро обдумывая ситуацию. Он должен был придумать как её спасти, ведь другого варианта – не было.

Тяжелый вздох, после которого раздаётся очередной хрип и фраза «живей», и… и начинает снимать маску, только двигаясь сзади к переду. Медленно, словно тянет время и… так оно и было. Когда же ткань спокойно слезла с головы, и появились каштановые волосы, Паркер бросает перед собой часть костюма, слегка в воздух, тем самым вновь отвлекая внимание. А сам прилепляется к стене и, отталкиваясь от неё, наносит сокрушительный удар прямо в нижнюю челюсть, после чего раздаётся характерный звук хруста костей. Но Питер не останавливается, как только преступник расслабил хватку от Кэсси, то он тут же хватает его за грудки, вновь моментально ударяя об стену головой, вновь отправляя его во временный нокаут, а дальше… Он боится посмотреть на неё. Пытается перевести дыхание, точнее сделать его спокойнее, да и самому было бы необходимо сейчас сохранять спокойствие.

+1

7

Несколько гудков, после которых раздался звук звонка. Кэсси потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это на самом деле звук входящего, он слышен, он где-то недалеко. Оставалось только надеяться, что это было сделано намеренно, а не просто потому что Питер сначала подал идею, после сам о ней забыл (или просто решил, что успеет провернуть что-нибудь ещё) и теперь так смачно облажался. Однако, вопреки ожиданиям, грозные дядьки не начали доставать припрятанное у себя в карманах оружие, чтобы как всегда бездумно палить во все стороны в надежде попасть хоть в кого-нибудь. Главное, чтобы не в своих. Хотя. Разве такие заботились о безопасности собственных.. как их лучше обозвать? Союзников? Сокомандников? Временных работников? Но уже через пару мгновений все сомнения разбиваются одновременно со стеклом. И вот это никак не могло не привлечь внимание. Что ж, план «забить на всё и просто вломиться» всегда был беспроигрышным. Кэсси даже находит секундочку на то, чтобы усмехнуться. Но вот только после было не до смеха. Она чувствовала себя.. странно. Скованно, потому что пока не могла чем-нибудь помочь. Даже если и попытается, то скорее помешает. Питер сможет справиться и без неё. Если подумать, на деле звучит так себе, но факт есть факт и как-либо его искажать.. ну, такое себе.
Воспользовавшись моментом, девушка приподнимается немного и отползает в сторону. Но первая попытка встать не увенчалась успехом. Запнувшись, плюхается обратно на пол, совсем рядом с какой-то колонной, тюкнувшись в неё спиной, шикнув что-то невразумительное, но явно не цензурное себе под нос. Больно, между прочим. Хотя сама виновата, так тебе и надо, Кэсси. Но всё же поднявшись, на этот раз гораздо аккуратнее прижавшись к колонне боком с другой стороны. Чуть поодаль находился рюкзак. Надо было его забрать. И чёрт только дёрнул подумать в том направлении. Отвлекаясь от происходящего и оттолкнувшись руками от колонны, бросается вперёд, останавливаясь на середине пути, слыша треск и то, как сверху что-то грузно сваливается, а после ещё что-то поменьше. Повернувшись, Кэсси застаёт Паука уже растянувшимся на каменном покрытии пола. Вот же правда, не убьют его, так убьётся сам. И здесь по-прежнему никто не стрелял. Может, у этих ребят просто не было с собой огнестрельного оружия? Такое они не забывают. А если так, то просто возмутительно, неужели они думали, что «если это просто какая-то девочка, то брать с собой что-либо не обязательно»? И ведь правы же были, чёрт.

Но сама только успевает открыть рот, намереваясь что-то сказать, как тут же замолкает, а дыхание вновь перехватывает из-за новой крепкой хватки. Мужская рука обвивается вокруг живота, ощутимо сдавливая, слегка приподнимая тушку над полом. Кэсси не весила много, но это вовсе не значит, что можно позволять себе такие вольности!
— Отпусти, — шипела она, стараясь задеть локтем бок злоумышленника, но боевой дух немного поугас, как только к виску прислонилось что-то твёрдое, холодное и пахнущее порохом. Не надо быть гением, чтобы понять, что дело-то теперь начало пахнуть палёным. Слегка поджав губы, только тихо кашлянула, цепляясь пальцами за чужую руку, впиваясь ногтями в рукав одежды. Абсолютное гадство. Только вот попасть по нему всё-таки получилось, пусть и не сильно, из-за чего самому мужчине потребовалось перехватить «добычу» поудобнее. А вот это уже вообще нахальство! Издав возмущённый вздох и снова дёрнувшись, Лэнг только шипит, чувствуя, как металлический ствол вжимается в висок сильнее. Вот тебе и побыла дамой в беде. Не понравилась, самое время начать требовать книгу жалоб и предложений. Можно без предложений. Из-за того, что ноги не касались пола, Кэсси не могла просто резко наступить мужлану на ногу, чтобы не освободиться, но хоть дать какую-то фору. Правда, тогда далеко не факт, что пистолет не выстрелит. А у членов муравьиного семейства в стане способностей бессмертие или хотя бы пуленепробиваемость не предусмотрены. И жаль, как выяснилось.
Удивительной ещё была его просьба. Он не требовал поднять руки вверх, сдаться, сложить паутину и так далее, а потребовал.. снять маску? И как это поможет нейтрализовать его противника? Хочет заставить его стесняться? Стремится удовлетворить своё собственное любопытство? Немного повернув голову и подняв взгляд, стараясь посмотреть на лицо этого типа, Кэсси только обречённо выдыхает. Интересно, они сами этому учились или чьё-то занятие? Какие-нибудь тренинги в духе «стань плохим за неделю». Если так, то «преподавателю» лучше не платить. Хотя щека-то саднила.. ладно, заплатить 12% от общей суммы.

Вторым не менее удивительным фактом стало то, что Питер согласился. Она знала, насколько важна тайна личности для самого Паука, а потому такое действие с его стороны было.. даже в какой-то степени волнующим. Получалось, что ради фантомного спасения он на самом деле готов был показать своё лицо? Учитывая, что даже соратнику по команде показал его только спустя несколько месяцев.. Кэсси отрицательно качает головой, стараясь дать понять, что в этом нет никакой необходимости. Не бывает безвыходных ситуаций. Хотя тут и на раздумья времени нет. Она толком не обращает внимание на собственное неудобство, на то, что наверняка от этих лап останутся синяки, что болела спина из-за того, как сильно мужчина пытался прижать её к своей груди, хоть в этом не было никакой необходимости. Он будто хватался как за последний спасительный оплот, за которым можно скрыться.

Ткань маски подлетает вверх и падает на пол. Признаться честно, Кэсси и сама невольно проследила за траекторией её падения, а потому такой резвый выпад со стороны Паука оказался неожиданностью. Успев зажмуриться, девушка, всё так же держась за чужую руку, резким движением убирает её от себя, заваливаясь на пол, припадая на одно колено. Наконец-то свобода, боже, что ж так неприятно-то. Кашлянув ещё несколько раз, прикладывает ладонь к груди и шустро поднимается на ноги, поворачиваясь. Ровно в тот момент, когда красно-синий остервенело хватается руками за одежду противника, встряхивает, буквально впечатывая того прямиком в стену.
— Питер! — Кэсси и сама не очень поняла, зачем, почему и чем вообще руководствовалась в тот момент, но голос предательски дрогнул из-за спазма в горле, ведь дыхание ещё не восстановилось до конца. Человек-Паук был тем ещё гуманистом, поэтому такое обращение к человеку, пускай и преступнику, было ему несвойственно. Это ведь твёрдая поверхность, а это голова, если они встретятся, может случиться что угодно. Человек порой поразительно хрупкий и может сломаться под напором. Вокруг стало как-то слишком тихо. Возня прекратилась и не осталось больше ничего, что могло бы издавать посторонних звуков. Не слышала даже стука собственного сердца, зато без проблем улавливала чужое тяжёлое дыхание.
Чувство облегчения запаздывает, но всё-таки появляется. Можно было ощутить, как мышцы рук и ног расслабляются, неприятные ощущения вновь отходят на дальний план, а сама Лэнг делает несколько неровных шагов вперёд. Мама бы недовольно охала и обязательно повторила бы своё любимое «завяжи уже шнурки». Подобравшись ближе к Пауку, Кэсси раскидывает руки в стороны и буквально поваливается вперёд, но всё ещё остаётся держаться на ногах, прижимаясь к груди Паркера своей, обхватывая обеими руками за шею. Из-за разницы в росте, что составляла немногим больше десяти сантиметров, девушка без проблем могла уткнуться лбом в его плечо. Чувствовала ли она что-то конкретное в тот момент? Сложно сказать. Это была не усталость, но в то же время и не радость из-за того, что всё закончилось.

Отредактировано Cassie Lang (2019-06-13 20:07:28)

+2

8

Он стоял несколько секунд, за которые перед глазами промелькнуло сотни моментов, что растягивались даже сильнее, чем какая-то жвачка или слайм. Он видел всё это словно в замедленной съёмке, и, будто бы, мог крутить головой. Знаете эти аттракционы, которые так распространены в обсерваториях? Ну, где ты находишься в центре и способен одним движением руки перемещать себя через сотни созвездий? Выбрать какое-то одно и слушать всё, что известно науке на данный и конкретный момент. Развитие, создание, всё это появлялось перед твоими глазами и летело прямо в уши, что только и успевали передавать информацию мозгу. Ещё был компьютер, с подобной системой воссоздания информации. Тони как-то показывал Питу эти 3D модели, что появлялись перед его лицом и он моментально вносил изменения, передвигал их. Также было даже с различными видео и фильмами, фотографиями, другими изображениями. Всё подобное создавалось безумными технологиями. Покрутить, развернуть, а ещё и увеличить скорость благодаря нескольким касаниям к ним, что создавало головокружительные результаты, способные свести с ума не подготовленных людей. И вот сейчас, Питер ощущал что-то подобное. Тьма, а перед ним сотни различных кадров. Подними голову, и ты способен коснуться до каждого и попытаться рассмотреть ближе. На свои ошибки. Понять, что ты сделал не так. Ведь это и правда важно, разве нет? Ты должен разбираться, чтобы не повторять подобное. Стараться избегать и находить новые и новые подходы. Ведь идеальным быть нельзя, разве нет? Никто бы никогда не стал таким, что важно знать.

Но всегда есть то, что ты бы не хотел помнить никогда в своей жизни. Не то, чтобы это было как-то отвратительно по отношению к тебе… Нет. Скорее есть промахи, за которые люди винят себя куда сильнее, чем за что-то другое. А у Паркера было множество подобного. Именно за эти вещи он всё ещё ненавидел себя, в страхе просыпался по ночам, и сейчас это лишь вернуло его к тому времени, когда всё это вновь и вновь появлялось перед глазами. Картины гибели… дорогих. Крайне важных людей в его жизни. Ради них он и становился Паучком. Старался спасти, но не сумел. Думал, что это всё возможно, ведь у него такие силы! Потрясающие! Изумительные!.. Удивительные… Опасные?... Ужасные. Каждый новый эпитет, который бы стал описывать, приобретённые от паука способности, становился всё хуже. Словно возвращал Паркера во тьму, из которой он так старательно выбирался несколько месяцев назад, а до этого ещё и лет.

Каждое новое движение головой лишь заставляло его обращать внимания на те самые звёзды, которые, приближаясь достаточно близко, обжигали взгляд своим содержимым. Каждая из них стремилась поделиться той болью, что он испытывал тогда. В какой-то момент вновь пытается сбежать Питер, но этого не получается. Нет сил даже сдвинуться с места, и он только смотрит… За каждым его провалом.

Первый яркий свет и перед ним оказывается его дядя. Пулевое отверстие в груди, сотни народу рядом, и никто не постарался защитить Бена Паркера. Разве мог тогда их винить будущий мститель? Нет. Также, как и сейчас. У них не было причины вмешиваться или пытаться доказывать что-то. Каждому дорога своя жизнь, а он… Он поймёт свою вину потом. Когда столкнётся с убийцей и тем человеком, которому дал уйти тогда. В результате чего и держал на руках остывающее тело дяди Бена. Человека, который заменил ему отца и никогда бы не поступил также, как и его племянник. Всё что остаётся сделать это лишь пустить скупую слезу, да попытаться сдержаться. Где-то в подкорках всё ещё сохраняется память о его истинном местоположении… Ну а проектор лишь меняет пластинку.
Смех. Слишком много безумного смеха, который накатывает волнами и вызывает страх, что пробирает Паркера до мурашек. Заставляет его сжать пальцы на кистях в кулаки, напрячь мышцы и совершить глубокий вдох перед тем, как наступает тишина и слышится лишь один звук, способный заставить его вновь сходить с ума, а также посчитать, что лучшие его дни на этой планете сочтены. Не будет дальше ничего. Всё закончится сразу же, как только Питер поймёт, что означал этот… Хруст.
Перелом позвоночника. Моментальная смерть. Холодный взгляд её глаз… Отсутствие дыхания… А дальше лишь нескончаемая боль. Нет ни крови, ни криков любимой девушки. Абсолютно ничего. Паркер вновь с телом Гвен на своих руках, перебирает её волосы, проводит по ним рукой, а также прижимает голову к себе, пытаясь отогнать те самые мысли, наталкивающие Питера на очередную тяжёлую гибель в его жизни. Важную и много значимую, не только для героя, но и для обычного парня. Который любил. Хотел быть любимым, но… Нет.

Паучок яростно бьёт по этому воспоминанию, тихо прося, чтобы подобное прекратилось. Но новое свечение возвращает в недалёкое прошлое. Совсем. Месяц или два назад, когда погиб ещё один человек, которого Питер любил. Смешно, разве нет? Парень не торопился отвечать согласием на этот вопрос, а лишь наблюдал за тем, как медленно взрывается здание, из которого он только что вывел последних людей. В этом пожаре могли погибнуть все, но «счастливчиком» стала только девушка, что столкнулась с огнём лицом. Хах. Чёрная кошка перебежала дорогу самой себе, а теперь была вынуждена отправиться в лучший мир. И, что самое отвратительно, Паркер даже мучился первые дни, ведь она не могла просто так умереть, разве нет? Кто бы поверил, что здесь кошатница не сумеет переиграть холодные пальцы смерти? А вот так получилось, что сейчас она была по другую сторону жизни. Ведь воровка подала бы хоть какой-то знак, верно? Ему хотелось верить… Ужасно хотелось.

И вот очередной момент. Кэсси, пистолет около её головы и… Что дальше? А дальше лишь злость, которая затмевает глаза. Страх, что тут же окутывает его разум и сердце. Добавьте к этому нежелание повторения недавней ситуации, а затем ещё накиньте то, что он… привязался? Да. Так будет лучше сказать. Можно помножить на доверие и возвести в квадрат близости, чтобы получить икс, под которым может скрываться всё что угодно. Решите это уравнение? Позвоните Паучку, он с радостью навестит вас и узнает ответ. А сейчас… Сейчас он лишь стоял, оцепенев от всего этого. Питер желал нанести ещё удар по грабителю, пусть и понимал, что сейчас он может переступить через что-то. Вот только всё это отходило назад, словно сорванные печати в каком-то аниме. Резкий прилив сил, с которым он отбросил мужчину, продолжал поступать, и неизвестно откуда. Всё, что удалось ему сделать, так это шаг… А затем…
Тепло её рук и тела, которое тут же прижимается, заставляя его широко раскрыть глаза, остановиться и как-то начать осмысливать. Бенджамина словно окатывает холодной водой, и звенящее в воздухе имя, лишь улучшает ситуацию. По всему телу пробегаются сотни холодных игл, которые, вонзаясь в кожу, заставляют тебя сначала сжать зубы крепко, не то от подступившей боли, не то от приятных ощущений, кому как нравится. Но одно было ясно точно… Паучок всячески начал приходить в себя. Его руки медленно опускаются на тело Кэсси, прижимая девушку к себе. В каком-то лёгком страхе, и не желании смотреть вниз. Вдруг он успел нажать на курок? Пуля… Нет. Не может быть так! Его голова медленно опускается вниз, начиная различать волосы и одежду, в которой находилась Кэсси. Паучок чуть сильнее прижимает девушку, тихо проговаривая её имя.

- Кэсси, - руки слегка сжимают ткань её одежды, а голова опускается на плечо, носом прижимаясь к шее. Стараясь сдержать поток нахлынувших чувств, Паркер резко выдыхает, произнося её имя в очередной раз и лишь добавляя, - ты цела… Цела…
Не засекая время, он стоит так, не желая того, чтобы момент прекратился. Чтобы всё это разбилось о реальность, которая так отвратительно подкрадывалась к Человеку-Пауку. Напоминание о том, что сейчас он без маски или, что имя прозвучало достаточно ярко. Всё это было не важно, кроме одного. Лэнг была жива и ему удалось спасти девушку.

- Нам нужно уходить, - вновь тихий голос звучит, и герой сталкивается с чувством внутреннего конфликта. Необходимость против его желания сейчас находится в таком положении достаточно долго времени. Паркер приподнимает голову, а правую руку отрывает от спины Кэсси, перемещая на лицо, а точнее на щёку, и слегка приподнимает, заглядывая в её карие глаза.

+2

9

Кэсси не старается задумываться о чём-либо, потому что знает, к чему это может привести. Она слишком упрямая, чтобы так быстро смириться с тем, что в такой момент может всплыть в голове. Она старается думать о чём угодно, о блинах с кленовым сиропом, о том, что произошло минутами ранее, даже старается складывать четырёхзначное число с пятизначным, постоянно путаясь в количестве цифр. Она просто закрывает глаза и делает глубокий вдох, после медленно, но шумно выдыхая. Главное это спокойствие, которое заменяло собой то неприятное и местами даже болезненное напряжение. Кстати, об этом. Болела спина и небольшой ожог на щеке, но это тоже не имеет никакого значения, концентрироваться на физической боли можно, но не в этот раз, пожалуй.
Она чувствует, как чужие руки обвиваются вокруг её талии, как сжимают, сначала будто боязливо, но после всё увереннее, как пальцы цепляются за одежду, вынуждая её саму шикнуть из-за неприятного ощущения, когда ткань от натяжения едва ли не впивается в кожу спины. Ладонь поднимается выше и опускается на макушку, а пальцы зарываются в завитые каштановые волосы, но в этот раз не стараясь только сильнее их растрепать. Там и без того всё растрёпано.
— Да, — слегка севшим из-за пересохшего горла голосом, наконец сумев расслабленно выдохнуть, чувствуя запоздавшее облегчение. — Всё хорошо, — хотя несмотря на это Питер продолжал хвататься, будто она в любой момент могла просто развернуться и уйти куда-нибудь ещё, где обязательно попадёт в новую, не менее неприятную историю.

Стоять в одном положении на протяжении длительного времени было не выгодно. Не в этот раз. Ребята за спиной всё ещё могли прийти в себя. Навряд ли они смогут что-нибудь противопоставить, но этого хотелось бы избежать, тем более, что тогда они получат желаемое. Питер ведь всё-таки стянул с себя маску. Ах да. Немного отстранившись, опираясь ладонями на его плечи, Кэсси склоняет голову набок, заглядывая в его лицо, будто дожидаясь чего-то конкретного. Однако вопрос так и остаётся не озвученным. Может, оно и к лучшему. Опустив руки ниже, кладёт свои ладони поверх его, аккуратно убирая, давая понять, что на самом деле всё нормально и нет больше смысла о чём-либо переживать. И убедительности ради так же молча кивает. Отстранившись ещё, делает несколько шагов в сторону, чтобы наклониться и поднять с пола слишком выделяющуюся маску. Вернувшись на прежнее место, встряхивает её, проводя подушечками больших пальцев по белым линзам, поднимая взгляд. И пока молчание не вызывало чувство странного дискомфорта и отстранённости, она будет молчать. Немного помедлив, Лэнг протягивает руки, чтобы самолично натянуть на голову Паука недостающую часть его костюма, оттягивая за края, поправляя. А если что не так, исправит уже сам. Ладони на несколько секунд задерживаются на чужих скулах, пока сама кивает ещё раз.
— Идём, — опуская руки и разворачиваясь, чтобы ещё раз осмотреть площадь. Наверняка всё дело в том оружии, из-за него попала в такую неоднозначную ситуацию. Значит, они отслеживают его. Всё или только то, которое больше понравилось? Дело всё набирало обороты, кажется, им требовалось заняться плотнее.
— А-а-а, — повернувшись боком, поднимая руку с указательным пальцем. — Никаких полётов на паутине, я на это не подписывалась, — стараясь звучать как можно более беспечно, да только малость дрожащий голос всё ещё выдаёт. Подхватив свой рюкзак, что-то фыркнула себе под нос. Стирать придётся, как и всё остальное, чтобы избавиться от пыли. — Я доберусь на такси, — проверяя наличие средств на машину и обнаруживая их, Кэсси вновь поднимает взгляд на застывшего Паука. — Встретимся у меня, — с завидной уверенность. Ну, в этом ведь нет ничего такого, да? У них была новая информация, её надо было куда-то деть. И пускай случившееся не омрачает вечер, они же герои всё-таки, их не должно это пугать. Мысленно храбриться сейчас казалось хорошей идеей, это помогало. Подобрав ещё и телефон, быстро проверяет его работоспособность и выдыхает с облегчением. Средств на новый пока всё равно не было.
Бросив ещё один взгляд в сторону Питера, машет кистью руки, мол, решение только такое и с тобой летать по городу я не собираюсь, это слишком. А костюма с собой всё равно не было, так что о крыльях можно было не думать.

Такси поздним вечером было заметно меньше, но жёлтые машины всё равно катались туда-сюда, подхватывая запоздалых гуляк. Пришлось подождать пару минут, пока одна из таких не подъехала ближе. Водителем, как ни странно, оказалась женщина средних лет, которая сразу обратилась к Кэсси, называя её «солнышком» и спрашивая, всё ли в порядке.
— Всё нормально, — глухо отзывается она, оставаясь недовольной такой попыткой втиснуться в чужое дело. — Квинс, — заранее приготовив наличку, чтобы после как можно быстрее покинуть салон машины. Максимально сильно хотелось очутиться дома.

Во двор выходили только окна кухни, но навряд ли Питер первостепенно решит сунуться туда, а обходить целый дом ради того, чтобы проверить ласточку у своего окна, ну, странно и глупо, так что девушка просто спешит к локальной двери и открывает её своим ключом, взлетая на нужный этаж по лестнице. Попав в замочную скважину только со второго раза, вваливается в квартиру. Зима, все окна были плотно закрыты. Разувшись и оставив уличную обувь у порога на специальном коврике, Лэнг проходит дальше по коридору и замирает на пару мгновений около прикрытой двери в свою комнату. Ладонь замирает у ручки. Ну и чего ты колеблешься? На самом деле, она допускала мысль, что Паук не добрался до места, потому что, ну, не счёл нужным? Выдохнув, всё-таки подталкивает дверь, скидывает на пол рюкзак и проходит к окну, открывая его, впуская в помещение холодный декабрьский ветер. К ночи всегда холодает.
— Заходи, — отступая в сторону, чтобы званый гость мог беспрепятственно проникнуть в комнату. — Всё дело в том оружии. Кажется, в этих штуках был встроен трекер. В прошлый раз я взяла с собой ту световую палку, — щека словно отзывается на упоминание и снова щиплет. Шикнув, аккуратно касается её пальцами и тут же одёргивает руку. Говорила она быстро, словно торопилась. Не хотелось снова говорить о случившемся, это было чревато. — Я.. сейчас, — сбросив с плеч куртку, выскальзывает в ванную, чтобы помыть руки и заодно лицо, даже не поднимая взгляд на своё отражение. Проведя влажными ладонями по волосам, возвращается обратно, не подтверждая известный стереотип о том, что девушки в любой случае в ванной задерживаются надолго.
— У тебя же тоже что-то было, да?

+1

10

Давно ли он стоял вот так, прижимая к себе девушку? Пожалуй – нет. До этого такой чести парень удостаивался лишь от Кошки, которая после миссии прощалась подобным образом. Ну, точнее, они лежали и обнимались, когда Паук выигрывал в догонялки, в очередной раз. Питер прекрасно помнил запах, тепло, пересечения взглядов. Те прощания прекрасно откладывались в памяти, словно специально провоцируя Паркера на новые страдания. Быть может в этом и была цель девушки? Ну, знаете, сделать так, чтобы он скучал по ней и больше никого не видел. Все такие, да? И смерть подстроила, тот взрыв. Да и на самом деле скрывается где-то в Бостоне и ворует из общаг студентов деньги. Какое-никакое, а приятное времяпровождение за любимой работой? Да ещё и можно было развлечься, иногда усложняя себе работу тем, что будешь проникать в скопления людей. Или из банков? Насколько слышал Питер, у этого города не было своих героев. Паучку даже тяжело представить было то, что можно делать в этом городе, ведь в Бостоне он никогда не бывал. Разве только Дядя Бэн рассказывал, что там есть неплохие колледжи, если вдруг его племянник захочет поработать врачом, но это только на тогда. Здесь и сейчас – Нью-Йорк, который встречал ползучего с распростёртыми объятиями. Правда в них начинали виднеться штыки, от действий Джей Джоны, но это ведь формальности, верно?

Паркер вдыхал сейчас запах Кэсси, действительно боясь за то, что сейчас произойдёт что-то ещё. Его внутренняя паника не сходила на нет, ну просто потому, что так получалось. Сколько бы подросток не пытался думать о том, что нужно сделать пару шагов назад, его руки не слушались, а мысли лишь подменялись очередным криком «эй, посмотри по сторонам!», хотя даже его паучье чутьё молчало.

- Никакой опасности, расслабься. Ты ведь не хочешь, чтобы Кэсси подумала, что тебе это нравится, верно?  Или что не хватает? – думает он, совершая очередной тяжёлый вдох, при этом слыша её хриплый голос, который, казалось бы, сейчас должен дать какое-то облегчение, но на деле этого сделать не получалось. Даже странное чувство, разве нет? Слишком много похожих ситуаций, которые сейчас действовали на его психику как некий триггер, что запускал реакцию, связанную с удерживанием и недоверием даже в свои силы?

Перед его глазами вновь пролетают те самые моменты, когда приходилось наблюдать за пистолетом, приставленным к виску. Что он тогда чувствовал? Гнев, злость, некий комплекс вины. Да, пожалуй, вина это одно из главных эмоций в тот момент. На то, что не успел раньше сделать это, подверг жизнь дорого человека очередной опасности, которая могла закончится не самым лучшим образом для Лэнг.

Её руки, что опустились на его, заставляют паучка даже вздрогнуть, но очередной взгляд в глаза и парень лишь качает своей головой, в знак некого согласия. Всё действительно было спокойно? Раз она так считала… Нужно было довериться, ведь он не тот самый парень, что пристаёт к девушкам в подворотне? Хотелось поверить. Однако сам по себе парень продолжал смотреть внимательно по сторонам, его глаза посматривали не только в сторону лежащих без сознания врагов, но и, на всякий случай, на окно, что располагалось прямо тут. Вдруг в него влетит какой-то псих в зелёном костюме и заставит читать молитву? Будет крайне странно увидеть подобного парня, словно момент из его ночных кошмаров.

Паркер лишь провожает взглядом Кэсси, пользуясь моментом, чтобы выпустить нить паутины и, слегка натянув её, поломать ту самую деревянную палку, на которой лежал телефон. Немного треска и пыли, правда это всё же было глупо. Ведь таким образом обрушить на себя целый потолок не особо то и хотелось. Питер быстренько убирает телефон в кармашек, а затем ещё и достаёт парочку картриджей, чтобы сменить их в веб-шутерах. Будет не лишним, ведь эти уже подходили к концу, скорее всего. А затем… Лишь стоит смирно, позволяя девушке натянуть на него маску. Даже странно да, что он пошёл на такое? Стоя сейчас, рядом с Кэсси, Питер начинал осознавать всю абсурдность ситуации. Неужели она действительно дорого? Да нет. Обычный друг, просто… Хороший напарник. Пожалуй, ей можно было даже доверить такую функцию, как натягивание маски. Пусть немного и потянуло за волосы, но это можно было потерпеть.

- Спасибо, - проговаривает он, в очередной раз смотря на ей лицо и не веря тому, что, хотя бы в этот раз, ему удалось спасти своего партнёра. Бэтмен точно ему сейчас завидует… Правда ведь?

На её замечание о том, что им пора уходить Паркер лишь качает головой. Спорить с логичным выводом ему не стоило, а вот от отказа прокатиться на паутине Питер даже расстроился. Неужели ей не понравилось, или он настолько плохой водитель? Это она ещё не летала с ним, когда он только-только создал эту вещицу. Вот где страшно было… Все дома буквально становились для него мишенью, а сколько раз Паук выворачивал себе конечности от неправильных приземлений. Страшно было не то, что вспомнить, а представить те безумные полёты в стиле японских пилотов.

- Что ты имеешь против полётов на паутине? Тебе в прошлый раз понравилось! Ты даже кричала от радости… - успевает выкрикнуть Паучок перед тем, как девушка пропадает, скрываясь за дверью, что вела её на лестничную клетку. А сам Питер тут же принимает небольшое решение покопаться в вещах лежащего рядом бандита. Странная идея, но, быть может, он сумеет что-то нарыть на них? Какие-то визитки, может даже сотовые? Достав смартфон Паркер замечает, что это одна из тех самых моделей, которая разблокируется только если в неё посмотреть.

- Неплохо, откуда у вас такая зарплата?... Быть может тоже стать плохишом? Ну на день, - выдыхает герой, поднося экран к лицу бандита. Из айфона доносится звук щелчка, что означает его разблокировку. Питер проводит пальцем по экрану смартфона, заглядывая по всем возможным приложениям. К большому сожалению бугаи были умнее, чем казались на первый раз, но… было и кое-что интересное. Несколько телефонных контактов, а также сообщений. И если в сообщениях было явно видно, что Кэсси отслеживали несколько дней, то это было реально хорошей проблемой. Она действительно попала на их радары и, с таким же успехом, девочку могли поймать дома ночью… Но, почему тогда здесь и сейчас? Быть может долго сидели в тюрьме? Много вопросов и мало ответов, ведь всё остальное находилось под защитой. Хорошо хоть телефонная книга не была запаролена, что позволяло ему совершить несколько снимков на своем фотоаппарате, а ещё залезть в фотографии. На них виднелись несколько снимков оружия с этим чуваком и… Они смотрелись реально круто! Нет, не сами по себе фотографии, а пушки. Огромные и непонятные, хотя некоторые Паркер уже видел на складе. Да, точно. Автомат был такой же, плюс меч, а вот… Последнее больше напоминало некий костюм, только в чём его суть – непонятно. Плюс несколько хлыстов, в стиле того парня, что нападал на Тони во времена ещё детства.

- А это… Круто, - добавляет паучок, забрасывая даже себе контакт этой странной Мадам Маски, от которой и было больше всего звонков. Крайне странное прозвище, да и суперзлодей девушка? Нет, конечно, ему говорили о том, что девушки те ещё опасные создания, но поверить во всё это вот так легко было сложно. Отбросив смартфон, набрав на нём перед этим 911, паучок лишь в последний раз бросает взгляд на преступников. Полиция прибудет сюда, они ведь отслеживают подобные звонки? Вот только вероятность того, что эти парни вновь сбегут, была крайне мала. Даже грустно.

Выпрыгнув из окна, он тут же выпускает паутину, начиная раскачиваться на ней в сторону дома Кэсс, всё ещё не понимая, как можно отказаться от такого удовольствия.

Добраться получилось даже быстрее, чем он планировал изначально. Несмотря даже на то, что по пути спас двух детишек, которым довелось выбежать на дорогу прямо перед проезжающим такси. Хорошо хоть они не верили в сплетни распускаемые Джей Джоной по поводу Паучка.

Он вновь приземлился около окна девушки, заглядывая в комнату. И блондинка не заставляет себя долго ждать. Несколько мгновений и вот уже паучок может спокойно согреться. Кажется, теперь он понял, почему она не захотела лететь. Холодно, аж кожа покрылась мурашками.

- Тебе следует согревать для меня стену, - проговаривает паучок, обнимая себя руками за плечи и быстро переминается с одной ноги на другую, пытаясь согреться в подобном танце. Сейчас винить себя в том, что он костюм с подогревом оставил дома было самой прекрасной идеей.

- Дурак, Паркер, - проносится мысль в его голове, и Паучок поворачивается к девушке, - да, я заметил, что ты взяла её с собой. И почему ты мне не сказала об этом? Ты могла погибнуть!

Все слова прилетают лишь тогда, когда Кэсси убегает в ванну. А пауку не остаётся ничего другого, кроме как полазить по шкафам, в попытках отыскать что-то, чтобы собрать её вещи.

- Тебе нужно уезжать отсюда. Да, в них был жучок и все места, где ты останавливалась надолго теперь у них в базе, - не найдя ничего, он вновь проводит руками по своим плечам, слегка потирая их, - нужно сложить вещи и уехать куда-то… Они могут прийти вновь, Кэсси.

Эта фраза прилетает блондинке уже в лицо, когда она заходит в комнату. Странное ощущение, верно? Переживать и беспокоиться за друга, который теперь в полной опасности и может погибнуть. Вдруг она не сумеет себя защитить, прямо как сегодня?

- Да.. Но моя хранится в поясе из свинца, - мститель приподнимает верхнюю часть костюма, демонстрируя свой пояс, - видишь? Вот тут, - он лишь слегка касается кармашка, в котором находилась заветная ручка. К огромному счастью она смогла поместиться, правда пришлось пожертвовать несколькими десятками картриджей, - сигнал блокируется, так что… Но ты права. Нужно будет избавиться от этого. Но сначала необходимо спрятать тебя, Кэсси…

+2

11

Возмущения Питера были понятны, всё-таки это именно ему пришлось отзываться на никудышный призыв о помощи, искать нужное место и вообще что-то делать, а ведь они оба должны были заниматься другим делом. Нужно было выходить на парней, которые толкают это оружие, а не давать им перехватить себя, чтобы.. чтобы что? К слову, Кэсси так до конца и не поняла, чего конкретно хотел тот тип. Просто узнать, что им удалось умыкнуть? Так если везде есть трекеры, то это могли узнать и самостоятельно, навряд ли их одолела лень настолько, что проще похитить с улицы девушку, чем в лишний раз заглянуть в компьютер или чем там они пользовались. Многоходовочка, чтобы «приманить» и Паука для полноты комплекта, потому что были очень обидчивыми, а за ремонт зубов и машин пришлось отдать кругленькую сумму? Ну написали бы парочку плохих твитов и успокоились бы. Тогда просто угрозы? Чёрт знает, да уже и наплевать, если честно, главное, что всё уже было позади и возвращаться к этому не придётся.

А, нет, придётся.

Кэсси удивлённо вскидывает брови, замечая, как Питер отстраняется от её приоткрытого шкафа с одеждой. Не похоже, чтобы он просто встал и ходил по комнате, заглядывая на все полки и во все шкафчики, находясь будто не в гостях, а на выставке.
— Что ты делаешь? — пропуская мимо слова Паука, выдавая свой вопрос, который сейчас интересовал больше, чем дело с оружием. Её не сильно трогал тот факт, что в вещи вообще полезли, просто было интересно, чем мог быть вызван подобный порыв. Ясное дело, что если хочешь узнать о человеке быстро и много, следует покопаться в его грязном белье, но раз так, то тогда нужно не в шкаф, а в ванную комнату. — И о чём речь? Зачем уезжать? — догадаться можно. но Кэсси ждёт прямого, чёткого ответа. — Я в любом случае делать этого не собираюсь, вот ещё, — цокнув языком и обходя гостя, выруливая к постели и стягивая с себя свитер, под которым оставалась только футболка. Встряхнув вещью, что также ощутима пахла пылью, опускает её на пол рядом с кроватью и шикает, поджимая плечи. Спина всё ещё отзывалась неприятной ноющей болью, пускай она и не была сильной выраженной. Ничего страшного, но что-то подсказывало, что след всё равно останется, как это было со щекой.
Могут прийти.
О, ну конечно. Так и хотелось сказать что-то в духе «да пусть приходят», но поджимает покусанные губы, решив, что сейчас этому здесь не место. Нужно было обдумать всё и решить как поступать дальше, только нормально, постаравшись отодвинуть самоуверенность и желание сделать как можно больше чего-то геройского и возвышенного на более дальнюю полку, дабы не отсвечивало. Геройства это хорошо, но придётся думать логически и последовательно. Ни о каком «отомстю» речи не велось, просто следовало ускорить темп. Кажется, на пару дней об университете придётся забыть. Кстати, об этом.

— Хорошо, допустим, у них координаты сохраняются. Тогда что, ты предлагаешь мне и университет бросить, перестать туда ходить, потому что.. потому что у них есть данные о его местоположении? Они знают, где моя квартира? Они получили то, что хотели, — они ведь хотели вернуть ту светящуюся палку, они её вернули, даже почти добились исполнения своей влажной мечты — увидеть лицо Человека-Паука, на этом и остановятся. По крайней мере, на это хотелось рассчитывать. А если нет.. — Мы просто должны сосредоточиться на этом деле и понять, кто этим промышляет, чтобы прекратить. Тогда все проблемы разрешатся, — поворачиваясь к Питеру лицом, сдвинув брови к переносице, хотя её недовольство отлично различалось и в голосе. Он волновался, переживал, это понятно, даже в каком-то смысле приятно, только бегство не входило в привычку, Питер как раз должен был понимать это как никто другой. Снова проводя ладонью по своим волосам, отчётливо ощущая, как сильно хочется смыть с себя следы присутствия в забытом цивилизацией доке.

— Никто никого прятать не будет, — уверенно шагая ближе к шкафу, подталкивая Паука бедром, чтобы он не гнездился тут, закрывая дверцу, всем своим видом как бы показывая, что туда больше никто не полезет. Ни за вещами, ни прятаться в надежде переждать всю заварушку в стороне, мол, само как-нибудь со временем рассосётся. Хотя в этом было мало смысла, так как дверцы шкафа были раздвижными и не имели никаких замков, чтобы чувствовать себя в полной безопасности. — Они застали меня врасплох, но такого больше не повторится, — прищурившись, прижимаясь ладонью к деревянной дверце шкафа, облокачиваясь. Именно за ней, прямо там висел костюм, который на самом деле сильно помогал и являлся неотъемлемой частью. Кэсси считала, что таскать его всегда за собой было бы просто глупо и странно, но теперь ясно, что порой это может сильно помочь. Порой лучше сразу переодеваться в него, чтобы добраться до дома, чтобы не попасть больше в такую же неприятную ситуацию. Зарождать спор также не было никакого желания, хотя зная, что Паркер тоже может быть тем ещё упёртым бараном..
Шикнув в который раз, девушка отодвигается немного в сторону, становясь напротив зеркала. На небольшую отметину на щеке уже всё равно, а вот рассмотреть спину было сложно, даже пользуясь зеркалом. Приложив ладонь к затёкшей шее, косится в сторону своего гостя, замерев на одном месте на пару секунд, после снова разворачиваясь к нему спиной.
— Амм, ну, в общем, — как-то неуверенно начинает она, но уже через мгновение кашляет в сторону и вытягивается, заглядывая за плечо. — Я не могу увидеть, что там такое. Посмотришь? — а вдруг то, что также потребует к себе определённого внимания? Синяки, может, несколько ссадин. Лэнг приподнимает ткань футболки сзади, чтобы её края замерли на уровне чуть выше лопаток.
— Ну?

+2

12

Наверно было странно вот так брать чужие вещи и пытаться складывать их в импровизированную сумку, верно? Нет, ну если ты был пляжным воришкой, или просто хотел разыграть своего друга, когда тот мысля, то вполне справлялся сейчас с задачей. Его ведь пытались разыграть, а не опозорить, верно? Питер же сейчас испытывал что-то смешанное. Какие-то странные чувства, метания из стороны в сторону, которое нужно было как-то удержать в равновесии, но, когда паника набирала обороты, вместе с этим соединяясь с неким ощущением страха за неё. Да, он вновь и вновь возвращался к мысли, что теперь она никогда не будет в безопасности, а ведь Питер хотел её уберечь, верно? Все его близкие погибали рядом, поэтому тайна и была важна. Личность должна быть скрыта, ведь если о ней начнут узнавать все злодеи, то могут пострадать ещё больше людей. Мишель, Нэд, да даже Флеш, каким бы придурком он не был, всё ещё оставался хорошим парнем… Где-то глубоко-глубоко в душе. К этому же списку добавить тётю, её соседку, а ещё кучу хороших людей, живущих с ними рядом. Список становился действительно большим, да и карьера паучка показывала как раз тот эффект, что любой подвергался какой-то опасности и вот теперь она. А ведь он только начал… Что? Привыкать? Отвратительное чувство, которое словно сейчас скрутило живот, а быть может дело было в том тако, что он съел ещё утром, но этот страх всегда не нравился Питеру. Ведь цель была его преодолеть, каждый раз, стремясь прыгнуть выше своей собственной головы. Это всё было ему под силами, но сможет ли он защитить её, когда каждый раз встречался с тем, что оказывался бессилен? Пожалуй, эта мысль не даст ему покоя до конца дня, впрочем… Впрочем…

На её вопрос он даже не успевает ответить, лишь поворачивая голову в сторону девушки, мыча что-то под свой нос. Она никогда не была той, кто даст тебе возможность оправдаться или как-то вставить слово, если что-то решила. Это даже напоминало кого-то, вот только Паркер с трудом вспоминал с кем именно выстраивалась ассоциация. С Гвен? С Кошкой? Пожалуй, все его близкие подруги страдали такой функцией, как твёрдое решение, спорить с которым становилось лишь дороже себе и, как главный факт, это было действительно тяжёлой ношей.

- В смысле не собираешься? – только и успевает он вставить, резко стягивая с себя маску, бросая ту на кровать. Так проще дышать, да будет тяжелее скрыть волнение, ну и что? Мало ли почему он волнуется? Быть может волосы растрёпаны! Пф! Вот ещё, но правда была в том, что паучок смотрел взволнованным взглядом, а также попытался сделать несколько шагов к ней, чтобы слегка потрясти и сказать, что её жизнь в опасности и Паркер может действительно не прийти в этот раз на помощь. А к ней завалится не один и не два человека, а десять или пятнадцать бугаёв с теми пушками, что проходят металл насквозь. Или, ещё хуже, с тем, о чём даже понятия не имеют.

- Университет общественное место, там вероятность того, что они придут за тобой меньше. Дом — это то, откуда чаще всего и похищают людей, ты смотришь вообще сериалы? – Паркер выставляет перед собой руки, слегка разводя пальцы в стороны и двигает ими, словно объясняя какой-то план, а затем просто поднимает их на уровень головы, пытаясь скрыться от слов? Своих мыслей? – просто понять кто за этим стоит? Кэсси, я был в полицейском участке, там нет оружия! Ты понимаешь? Это серьёзные ребята, а поэтому тебе может грозить опасность сейчас! Огромная! Если они забрали оружие и ящик был описан, как пустой, то это значит две вещи, либо полицейские купили подарков, либо торговцы с ними разобрались, но первый вариант звучит более логичнее и правдоподобнее, так как он описан – пустой. Значит, что этот кто-то влиятельный, - парень делает ещё шаг, но девушка тут же стаскивает с себя пыльный свитер, чем заставляет его замолчать, но только на пару мгновений, пока пыль не перестанет летать перед его глазами. Брюнет даже слегка машет руками, чтобы разогнать это в воздухе, но получается не очень-то и хорошо.

- Пойми, - и все же возвращается к своим мыслям, - важно, чтобы ты была цела, ведь иначе мы не сможем накрыть их. Да, мы отыщем тех, кто занимается этим, но вопрос твоей безопасности куда важнее, чем это! Пойми, я…

Тут Паркер резко затыкается и щурится, опуская голову немного вбок и вниз, а затем выдыхает столь тяжелый воздух, сжимая свои пальцы обратно в кулаки, - если бы я не засунул к тебе в рюкзак жучка, я бы не пришёл, Кэс. Я бы не смог найти тебя во всём городе. Либо нашёл, но было бы поздно.

Когда же он вновь поднимает взгляд, то замечает лишь лицо девушки, просящей его об мелкой слуге. Не слишком сложной, но достаточно отвлекающей от всех эмоций, которые сейчас бушевали. Да, быть может стоило остыть и просто поиграть в монополию на этом полу? Или сесть и как-то отвлечься, но это было слишком сложно. Переживать за своих друзей та часть характера, которая вполне могла бы погубить Паркера когда-нибудь, но ведь у них нет прям таких суперсил? Значит придётся помогать, а в случае с Лэнг стараться теперь быть с ней рядом.

- Конечно, - он слегка кивает и делает несколько шагов, опуская свои руки на ребра девушки, большие пальцы расставляя на уровень лопаток с каждой стороны, чтобы они чуть касались футболки, не давая ей падать. Даже через ткань своего костюма он ощущает её тепло, мягкую кожу и дыхание. Странно это, словно вновь возвращение к тому, когда Паркер штопал Кошку в одном из номеров отеля. Только сейчас не было крови, а лишь небольшой синяк. В не самом удачном месте. Палец на его левой руке чуть скользит, задевая нижнюю одежду Кэсси, а именно бретельки, и останавливается около позвоночника, - у тебя красивая спина, тебе говорили об этом?

Попытка разбавить паузу, которая воцарилась сейчас, - и даже этот синяк её не портит… Он вот тут, - парень едва касается посиневшего места, - лучше приложить лёд, но будет болеть. Здесь кожа подвижна и… Послушай, - Питер резко поднимает голову вверх, при этом чуть поворачивая девушку к себе лицом, пытаясь как-то подобрать слова. Небольшой взгляд в правый верхний угол, а затем он опускается, пересекаясь с лицом Кэсси. Руки всё ещё лежали на её рёбрах, словно фиксируя тело девушки, дабы она никуда не убежала, - я не могу потерять тебя, Кэсси.

+1

13

Эта история, как и любая другая похожая, была палкой о двух концах, оставалось только сесть на пол, скорчить по-философски задумчивые физиономии и спорить о том, с какой стороны начало, а с какой всё-таки конец, Суть всё равно в том, что к какому-то одному заключению они не придут. Так и сейчас. Кэсси с самого начала понимала, что они толком договориться не смогут, а если один уступит другому, это будет с натяжкой и вовсе не искренне. Быть не совсем искренней она могла, но это не тот случай, когда стоило проявлять такие свои таланты, а потому куда проще будет не уступить. Тем более, что душой не кривила и на самом деле не намеревалась никуда съезжать по многим причинам. Во-первых, банально некуда. К отцу? Ну если Питер так уверенно заявляет, что опасность везде и всюду, то можно вывести, что его тогда в случае чего это тоже может коснуться. Во-вторых, упрямство. Раз уж она сказала, что никуда отсюда не денется, то и не денется. В-третьих, существовала уверенность непонятного происхождения, сидящая в районе мозжечка и стучащая молоточком, приговаривая, что всё будет нормально и что это не более, чем простая паранойя. Уверенность, что ничего плохого не произойдёт. По крайней мере, не по той причине, над которой так трясся Питер. Его голос слегка дрожал из-за нервного напряжения — это Кэсси распознала сразу, так как и сама страдала похожим недугом. Когда ощущаешь волнение, что перерастает в самую настоящую и чертовски неприятную нервозность, голос и нередко руки начинали дрожать, с головой выдавая истинные эмоции. Поэтому в определённые моменты предпочитала отмалчиваться.

— А ещё это университет, где много глаз и где никто ничего не сможет противопоставить, в частности я, — продолжая хмуриться. Как раз в таком месте застать врасплох проще всего, там ты меньше всего этого ожидаешь, а опознать в лицо наверняка смогут, как и поспрашивать у других студентов. Там не получится прибегнуть к помощи костюма, чтобы дать отпор или просто банально сбежать. Странно, что даже мысли об этом не заставляли напрягаться, словно речь шла не о собственной жизни, а о каком-то сериале, как сказал Питер. Но информация про полицейский участок и про то, что всё отвезённое туда оружие, которого было немало, пропало, словно и не было ничего, как пощёчина. Лэнг удивлённо вскидывает брови и округляет глаза, приоткрывая рот, чтобы что-то сказать, но так и не издаёт ни единого звука. — И.. и ты молчал!? — с нескрываемым возмущением, как ребёнок, которому приготовили блинчики, но вовремя не сказали, так что они успели остыть и были теперь не такими вкусными. Если уж собрались работать вместе, то делиться нужно всей информацией после её получения, тем более, что у него был и номер, и другие социальные сети, с помощью которых можно связаться. Да чёрт, приди он в ночи и постучись в окно с таким сообщением, ни слова не сказала бы! Главное только сразу обозначить цель своего столь неожиданного визита, чтобы избежать нелестных отзывов в свой адрес. — Почему ты сразу не сказал? Это же меняет дело, — запнувшись и скуксившись, словно на язык попало что-то кислое. Дело, которого, по сути, толком и не было, если оружие-то кануло в лету и теперь поди попробуй кому-то что-то доказать. — Значит, да, — уже заметно спокойнее выдыхает Кэсси, кратко кивая, соглашаясь. По всей видимости, работает какой-нибудь влиятельный дядька, либо тот, кто скрывается за большим плечом. Но кому из вышестоящих это может быть удобно? Боссы мафии? Если так, то копать под кого-то из них будет максимально проблематично.

— Что ты тогда предлагаешь? Оставить это? — стоя уже спиной к нему, придерживая ткань футболки, смотря под ноги, внимательно изучая пол так, будто могла видеть соседей на нижнем этаже. Даже если Питер сейчас ответит согласием, противиться не станет, ибо для них двоих это на самом деле куда более серьёзное испытание, чем должно быть дебютное задание. Команда не сможет стать успешной, если провалится на начальном этапе с таким грандиозным треском, что после уже никогда не сможет подняться. Он просто школьник, пускай и с необычными способностями, а она студентка университета с костюмом, что они могут противопоставить большим боссам? Юношескую смелость, которую больше некуда девать? Сердце пропускает один удар, из-за чего дыхание перехватывает, пришлось сделать резкий и шумный вдох. А прикосновение к оголённой коже спины вызывает только новый табун мурашек, что, пританцовывая, рассыпаются вдоль линии позвоночника и по бокам. Хотя это ничего страшного, всегда можно сказать, что это просто в комнате прохладно, вот тело и реагирует подобающим образом. Это вызывает необъяснимые эмоции, которые сталкиваются друг с другом и смешиваются в единую бесформенную кучу. Невесело. Ей ведь самой это потом ещё разбирать и распутывать. Слишком долго и муторно. Она не думала, что вообще почувствует прикосновение, но Питер, видимо, решил, что так будет лучше. Так же? Кэсси поджимает пересохшие губы, стараясь не допускать мыслей о том, что он делает это, повинуясь своим непонятным желаниям, а не простой необходимости, которой и не было-то.

— А, — смиренно выдыхает девушка, скептически изогнув бровь. Уголки губ дрогнули, а рука уже была готова потянуться ко лбу, но тогда и ткань футболки снова опустится. — Кто учил тебя делать комплименты, Паркер? — усмехнувшись, быстрым жестом убирая светлую прядку волос за ухо. Вообще, это просто жалко. Однако Кэсси назвала бы это, скорее, чем-то забавным. И удобным. Потому что именно такие нелепые комплименты и попытки обратить на что-то внимание (о да, стулья ещё хорошо помнили, как их назвали удобными впервые за последние лет десять или пятнадцать) со стороны Питера были искренними и настоящими, а это куда важнее, чем их складность. Чужое прикосновение к самому больному месту вынуждает вытянуться только сильнее, снова шикнув от не самого приятного ощущения. — Вот-вот-вот, всё, не делай так больше, — поджимая плечи и убирая руки, чтобы ткань футболки всё-таки опустилась, хотя пальцы Паука всё ещё придерживали её со спины. Но Кэсси не дёргалась, не противилась, не начала так же возмущённо сопеть и говорить, мол, убери-ка ты свои лапы, нахал. Вообще, была бы даже не против, чтобы так продолжалось и дальше.. наверное. Но это не точно.
Но ладони остаются на прежних местах, а девушка поворачивается, поднимая полный непонимания взгляд, склоняя голову набок. Нельзя сказать, что Питер всегда и везде был всем таким весёлым, но сегодня его эта «серьёзность и нагруженность» по-особенному выделялись.
— Да что с тобой такое? — одними губами шепчет Кэсси, приподнимая руки, согнув те в локтях. Нельзя сказать, что они были прямо-таки закадычными друзьями, не были знакомы с пелёнок, чтобы знать друг друга как облупленных, но такое его поведение всё же вызывало ряд определённых вопросов. Приподнимая руки ещё немного, кладёт ладони на чужие плечи, несильно сжимая пальцы. — Никто сюда больше не придёт, никто никого не станет отлавливать ночью в подворотне, ты можешь расслабиться, — с каждым словом хмурясь всё сильнее и сильнее, но не из-за слов, а из-за растрёпанных волос. Кто-то слишком неаккуратно снимает маску. Обречённо вздохнув, протягивает руку, чтобы пальцами убрать завившиеся пряди со лба, поправляя. Но такое беспокойство было всё-таки лестным.

+2

14

Мы часто упускаем какие-то моменты в жизни, будь то с дорогими людьми или не очень. Со знакомыми или же теми, кто стремился стать таким. И это происходит в нашей жизни вокруг да около, при этом, не давая особой возможности даже разбежаться, что-то затем исправить или как-то повлиять на себя сейчас. Понять лишь один факт, что после этого можно переступить черту, которая будет вечно отделять тебя от того, что было до и стало после. Ты мог дружить с человеком, но, после определённого действия, становишься либо врагом, либо испытываешь к нему другие чувства. Более тёплые? Тоже самое и с любимыми людьми, да даже с незнакомыми. Каждый наш шаг, действие, в определённые моменты времени могли решать не только судьбу, но и рушить моменты, которые выстраивались вокруг вас по кирпичику. Они постепенно накладывались друг на друга, создавая стены, что направляли вас в эту точку. Из которой уже можно просто не вернуться, или сделать что-то, что разрушит весь лабиринт, приводящий к подобному результату. Как говорил дядя Бэн Питеру – ничего не бывает без твоего участия. Ты сам волен строить свою судьбу, решая куда завернуть на том или ином перекрёстке выбора. Но этих путей было столько, а Человек-Паук только усложнял каждый выбор. Ты, в свои семнадцать лет, должен был решать не только за то, как хочется жить тебе, но ещё и отвечать за каждое действие и решение со стороны других людей, спасая их от преступников. А, тем более, за близких. Паучок брал на себя слишком много ответственности, отдаляясь от тех, кто был ему дорог и любил, а когда сделать подобное просто не сумел, то терял дорогого ему человека. Гвен была ярким примером, который всегда мелькал перед глазами, а затем и Мишель, Лиз, и ещё многие другие. Поэтому сейчас. Он стоял и смотрел в глаза своему будущему, то ли боясь моргнуть, то ли пытаясь просто разобраться как что и почему ему надо делать дальше.

Когда же девушка предстаёт перед ним уже лицом к лицу, благодаря некоторым действиям Питера, то это можно было сравнить с огромной и холодной волной, что тут же подводит паучка к некоторому внутреннему спокойствию. Да, переживание за её будущую судьбу всё ещё продолжают терзать душу Питера, но вот какие-то дальнейшие моменты, заставляют его просто смотреть в карие глаза девушки и, лишь изредка, моргать. Питер даже слегка склоняет голову, чуть расслабляя нахмуренные брови от возмущения. Всё это куда-то уходит, оставляя лишь тишину в сознании. Ту, что моментально начинает расслаблять Паркера.

Паучок всё ещё спокойно смотрит на лицо блондинки, продолжая держать руки на её рёбрах по бокам, даже не отдавая этому какого-то должного значения. Ничего не происходит, верно? Весь этот момент был странным, словно слеплены из огромного количества случайностей и развивался настолько быстро, что сейчас сносило голову от скорости, но, в то же время, всё начинало замедляться. В какой-то момент даже казалось, что стрелки часов действительно встали. Быть может это всё проделки Стрэнджа, который должен появиться из своего портала и рассказать, что происходит? Или ещё что? Мысли вновь начинали залезать в его голову, но каждая была связана лишь с ответом на какие-то фразы и вопросы, что девушка пыталась донести до паучка. Он слышал и это было уже не плохо, значит точно не ударился головой, когда приземлялся к стене здания.

- Потому что мы обсуждали другие моменты, - проговаривает, проглатывая откуда-то взявшийся в горле ком, а затем совершает глубокий вдох, что явно сейчас был нужен ему не только для восполнения недостатка кислорода в организме, но и просто понять, насколько всё стоит. Небольшая передышка, что отзывается в его голове фразами о спокойствии, а затем глаза плавно начинают перемещаться, разрывая зрительный контакт на какое-то мгновение. Скулы, щёки, челюсть… Синяк. Они оставили ей синяк не только на спине, но и на лице. Кажется, это было отвратительно. Рука, что лежала со стороны этого подкожного кровоизлияния, слегка отстраняется от тела и движется вверх, позволяя ткани футболки, именно с этой стороны, опуститься вниз. Питер проводит тыльной стороной пальцев, слегка выше, стараясь не причинить боль, но, пожалуй, в этот момент, мысль о том, что он опять же мог опоздать, простреливает в голове. Тогда всё было бы хуже. Причём намного хуже. Но, как подобное можно было избежать? Её фразы о том, что будет сложнее скрыться в институте, носили свою логику, но там же проще прийти на помощь. Поднимется какая-то буча и у девушки появится возможность отправить сигнал о помощи лично, а не надеяться о том, что Паук сумеет отыскать её во всём Нью Йорке. Быть может он и был человеком, которого выбрал Старк, но явно не обладал абсолютно всеми возможностями Железного Человека. Максимум доступом к спутникам, но.. Долгая история.

Когда её рука касается лба, Питер слегка замирает, вновь заставляя их пересечься взглядами. Пожалуй, всё это волнение сейчас только вредила их отношениям, или же нет? Паук явно путался в том, что именно будет дальше и как конкретно сейчас нужно было развивать ситуацию. Делать то, что ему кажется верным или просто совершить один шаг назад? Угроза для блондинки была действительно реальной, причём, настолько, что они могли даже сейчас стать жертвами преступников, которые могут ворваться в квартиру и уничтожить их обоих, застав паука и девушку в таком положении. Конечно, быть может он даже успеет нацепить маску и выпрыгнуть с ней в окно, но пострадают другие люди. А это плохо. Подобного допустить было просто нельзя.

- Я не могу потерять тебя, - он вновь повторяет эту фразу, отвечая на её шепот своим, даже, в какой-то момент, подаваясь чуть вперёд, всё ещё держа руку около щеки девушки, постепенно распрямляя пальцы на ней. Взгляд был взволнованный, но уже не настолько, как в начале разговора. Все мысли о том, что подобное может произойти вновь постепенно уходили, преставали появляться сравнения, какие-то другие триггеры, что должны были вводить паренька в панику, но легче не становилось. Питер слегка сжимает скулы, прикрывая свои глаза, а после опускает их вниз, - ты мне..

Сложно ли это было сказать? Да. Признаваться в подобном всегда сложно, даже если ты пытаешься завуалировать момент под какой-то другой, придумать что-то, о чем потом будешь жалеть, когда не говоришь прямо, но, куда сложнее, просто принять какой-то факт. Да и вдруг всё пойдет не так? Она ответит отказом? О чем ты думаешь, Паркер. Девочка вполне может справиться, и сама со всем, что происходит в этой жизни, а тебе следует просто расслабиться. Или же?..

- Дорога, - заканчивает он фразу, тщательно подбирая слова. Они были знакомы не так давно. Всего несколько месяцев, но, за это время, отлично успели просто сговориться и как-то сработаться. Хей, они же недавно стали самыми молодыми детективами! Вот только один напарник явно сейчас становился Джеком Пиральтой, который старался не получить очередные нравоучения от Эми Сантьяго. Однако его глаза вновь поднимаются и смотрят прямо в её.

+1

15

Неопределённостей становилось всё больше и больше. Хотя нет, она была всего одна, но стремительно набирала массу. Кэсси как и хотела перестала серьёзно задумываться над происходящим, стараясь больше концентрироваться на другой проблеме, но её актуальность пропала как-то сама по себе, когда она поняла, что окончательно запуталась. И становилось только в разы неприятнее из-за того, что в такое положение загнала себя сама. Гулко кашлянув, девушка сдвигает брови к переносице, пытаясь вернуться в прежнее русло, только характерного фырчания не доставало. Да только всё это ломается так же быстро вместе с осознанием того, что чем сильнее сейчас будет кривить душой, чем дольше будет продолжать эти бессмысленные бои с тенью, тем сложнее будет выпутаться в дальнейшем. А надо ли ей такое? Навряд ли. Поэтому Кэсси делает очередной глубокий вдох и медленно, протяжно выдыхает, поднимая руку и накрывая ладонью чужую кисть, аккуратно сжимая пальцы, хоть в висках и билось понимание того, что Питеру от этого будет ни горячо ни холодно, он, быть может, и не почувствует ничего, так как эти усилия просто ничтожны пос равнению с теми.. с теми, что могут проявляться в других местах другими людьми. Невольно усмехается, подумав о том, что это забавно. Забавно только сейчас так легко принимать тот факт, что Паркер пускай и выглядел как самый типичный представитель расы школьников, которому выпускные ещё не походили по пяткам, был своего рода каменной стеной, за которую можно ухватиться в случае необходимости.
Кэсси убирает чужую руку от своего лица, перехватывая её, сжимая его пальцы своими, расслабленно выдыхая и больше не напрягаясь как прежде. Её в самом деле не пугали какие-то мистические дядьки, что вот-вот нагрянут, выбьют дверь с ноги и сразу начнут стрелять во всё, что только на глаза попадётся, но и говорить об этом больше не было смысла, так как спор может возродиться на пустом месте. А это точно случится, потому что так было всегда.

Питер говорит, перенимая её собственную манеру, довольно-таки тихо, практически шёпотом, хотя вокруг не было никого постороннего, кто мог бы греть уши на чужих разговорах, что ему не предназначались. Переводя взгляд на руки, девушка только удобнее перехватывает пальцы Паука и негромко усмехается.
— И всё? — право слово, Паркер был одним из тех людей, что начинают за здравие, а заканчивают за упокой. И хорошо, если ещё заканчивают. Да и она сама ничего бы не сказала, просто могла молчать, если не странное ощущение, когда где-то между рёбер колит. Кольнуло раз, потом два и прекратилось. Такое бывает обычно в моменты, которых очень сильно ждёшь, волнуешься, переживаешь, а потом отпускает, когда получаешь желаемое. Ну или не получаешь. Вторую руку Питера Кэсси тоже медленно убирает от себя, всё так же стараясь не совершать резких движений, просто опуская, дабы ткань футболки спустилась вниз, скрывая под собой оголённые участки кожи.
— В любом случае, нам нужно просто продолжать делать всё.. аккуратнее, — кажется, так поступали более опытные герои? Ах, нет, они обычно сами вламывались и устраивали погром покруче любого злодейского злодея, только во имя мира во всём мире. Наверное, не стоит равняться на них тогда, когда опыта у самих было.. ну, маловато, откровенно говоря. Видимо, для этого нужно постичь не одно искусство геройства, чтобы после такого шумного времяпровождения все были спасены и всё начало возвращаться на прежние места.

— И да, — поднимая взгляд, стараясь не обращать внимания на всё такие же растрёпанные светлые волосы, несколько прядей которых свалились откуда-то с макушки прямо на лоб. — Спасибо. Ты появился очень вовремя и если бы не ты, — шумно втягивая новом воздух, — в общем, я даже не буду спрашивать, зачем ты сунул маячок мне в рюкзак, — цокнув языком и приподнимая уголки губ и саму себя. Приподнявшись на носочках и подтягиваясь, Кэсси тихо выдыхает и прижимается пересохшими губами к самому уголку губ своего гостя, замирая буквально на пару секунд, чтобы после этого сразу отстраниться. Удивлённо вскинув брови, будто бы и для неё самой это стало неожиданностью, Лэнг накрывает ладонью свою щёку со следом от ожога, тихо охнув. Но вообще, это правда было неожиданно. Неожиданно, что действия были такими же быстрыми, как и мелькнувшая перед глазами мысль.
— А.. — поднося руку к лицу, прижимаясь своими губами к тыльной стороне ладони. — Мне вещи надо убрать, чего ты тут.. это.. подвинься, — наклоняясь, поднимая с пола футболку, которая, судя по всему, свалилась из шкафа, стоило его только открыть и постараться вытащить или положить что-то. Неловко как-то вышло, честное слово. Поджимая губы, резкими движениями сворачивает вещицу пополам, перекидывая на свою руку, как это делали официанты в ресторанах, если верить фильмам. Теперь понятно, что обычно ощущают в такие моменты. В.. такие.
— Извини, — так же резко выпалила Кэсси, одним таким же резким движением убирая волосы со лба назад. — Это просто.. так. Не заморачивайся, — издав звук «пфф» и отмахнувшись, возвращаясь к постели и к вещам, которые лежали уже там. Бардак какой, ну.

+1

16

Неопределённость достигла своего пика, и перешла все грани допустимого только сейчас, пусть это и было странно, что пузырь лопнул вот так, но всяко лучше, чем если бы произошло что-то иное, верно? Всё напряжение, что собиралось вокруг них, словно на пластиковую палочку сладкая вата, сейчас уже было готово к выдачи или употреблению, как вам угодно, но сей факт старался не выходить из головы Паркера, что все это лишь эмоции, которые нужно держать, контролировать, стараться не показывать. Только вот есть проблемы, он не может придумать даже какую-то глупую шутку, чтобы как-то перевести разговор, вновь убрать его в другое русло и, расслабиться. Быть может ему сходить за чаем, но так и не хотелось даже думать о том, что придётся сейчас отпустить её руки и уйти. Питер лишь стоял, ощущая тепло её рук, что медленно переплетались с пальцами его руки и позволяли ему, пусть и ненадолго, но почувствовать тепло её рук, хотя… Тут он действительно поспешил так отметить именно это качество. То ли он не согревался и его пальцы начинали становиться ледяными, то ли от волнения вся кровь приливала к лицу, потому что у девушки оно было слегка красноватым. А учитывая температуру в комнате сложно представить, что она была действительно достаточной для тепла. Так что понять почему сейчас ему даже немного холодно было просто, ещё эти дурацкие мурашки, пробегающие по телу лишь от одного её взгляда, всё это из-за прохлады, верно? Ничего другого просто не могло сейчас повлиять на Пита! Он был полностью в этом уверен, да и что такого? Ну подумаешь сейчас они с Кэсси смотрели друг на друга и держались за руки, мало ли кто так делает! Ну, вот… Друзья его. Какие-то.. Те, что встречались.

Тяжело. Это следующая мысль, которая пробегает у него в голове, от целого поезда некой паники и растерянности, что заставляет парня слегка дернуться, но, скорее не заметно для девушки. Это небольшая ухмылка, которая тут же сходит на нет. Нервная, возможно, а, быть может и совсем обычная улыбка от некоторого счастья? Ведь чего ему было переживать? Она жива, не грустит, вновь показывает свою силу и упертость в собственных делах. Всё как обычно, Кэсси такая, как всегда, разве только сегодня была полностью беззащитна при нападении на неё, со стороны этих торговцев. Крайне агрессивный маркетинг, стоило отметить. И почему хорошие шутки приходят только спустя какое-то время?

Питер совсем не сопротивляется, следя за каждым её действием, пока девушка не касается уголка его губ, что заставляет героя буквально широко раскрыть глаза и замереть на месте. Пальцы на руках даже не замечают, как девушка отпускает их, а лицо краснеет настолько, что даже маска сейчас была менее яркой, чем обычно. Парень резко выдыхает, от столь неожиданного действия и его руки, что уже были свободны, моментально перемещаются на затылок, а сам он отводит голову в сторону, пока девушка слегка не толкает его своим телом, заставляя вновь обратить на неё внимание. Вновь посмотрев на спину, что удостоилась комплимента несколькими мгновениями ранее, он сначала отходит к шкафу, а затем и делает небольшой шаг к окну, словно инстинктивно, совершая глубокий вдох морозного воздуха, что едва проникал через раму. Питер слегка облокачивается на него, спиной прижимаясь к стене, опуская свою голову вниз. Ему же нужно было теперь что-то ей ответить, верно?

- Я проник туда сегодня перед тем, как пойти к тебе, - начинает рассказ парень, - и там было пусто. Собирался позвонить тебе, как только уберусь оттуда подальше, но ты слегка опередила, - Паркер поджимает губы, слегка растягивая уголки рта, - ящик был уже оформлен так, вес был низкий, написано, что пуст. А в рапорте фигурировало, что он был найден на месте преступления. О нас ни слова, как и о тех людях, которых мы поймали.

Его голос звучал чуть взволновано, хотя это и было понятно, не каждый день ты удостаиваешься такой благодарности за спасение, - получается, что их кто-то прикрывает. А это только усложняет дело.

Паркер складывает руки на груди, и поворачивается уже набок, подпирая стену своим плечом. Его взгляд вновь ложится на девушку, что, судя по всему, сама сейчас переживала схожие чувства от этого действия. Вот только разница между ними была в том, что Паучок даже не успел ответить на её поцелуй. Вот обидно то.

- Аккуратнее и, нам нужно узнать кто такая Мадам Маска, я нашёл её номер в телефоне одного из тех парней, кажется они не особо любят чистить контакты, - Питер хмурится, слыша продолжение фразы Кэсси, которое заставляет его даже оттолкнуться от спины.

- Не понимаю о чём ты!  Какой жучок? Нет, у меня только пауки, жуков не имею, - пытаясь отшутиться он лишь улыбается, - я же не переживал за столь сильную девушку, что способна справиться без всяких там паутину плетущих?

А вот следующая фраза действительно заставила его встать в ступор, но ответ как-то сам появился, и Паркер даже вновь начал чесать затылок, - за что?.. Мне было не больно и приятно, ты не настолько плохо целуешься, чтобы извиняться. Хотя, тебе стоит меньше волноваться, - кажется сейчас он подписывал себе смертный приговор, ведь, зная Кэсси, кулак вполне мог прилететь ему в лицо, а чутьё не сработает по отношению к ней. Она ведь близкий человек, причем к которому чувства были даже сильнее, чем этого ему, возможно, хотелось.

- Или ты извиняешься за то, что мне могло понравится?.. – Питер слегка поворачивает голову в сторону вновь прищуриваясь и, выпрямляя губы, переводит взгляд на лицо девушки, что только что обернулась к нему.

+1

17

Кэсси остаётся около своей постели, складывая вещи, которые там были и которые успела подобрать с пола. Складывала намеренно медленно, сгибая рукава, потом пополам, потом ещё раз, складируя одну вещь на другую, будто бы это в самом деле имело какое-то значение, кроме практического. Так и хотелось отвесить самой себе парочку подзатыльников со словами «тебе ведь уже девятнадцать лет, в конце концов, прекрати вести себя как.. как.. как Паркер». Шумно выдохнув через нос, подхватывает уже сложенные тряпки и возвращается к шкафу, сильнее открывая дверцу с помощью левой ноги, наконец немного преуменьшая количество бардака вокруг. Оставалось только собрать одежду, в которой была сегодня и отправить её в корзину для стирки. Чем и занимается. Сбежать из комнаты сейчас задача номер один. Могла бы быть. Но она ведь не настолько трус, да? «Я не трус, но я боюсь». Бросив беглый взгляд в сторону Паука, что уже устроился около окна, будто готовый вот-вот выскочить на улицу, даже не замечая перед собой стекло, удаляется из комнаты, преодолевая расстояние небольшого коридорчика, вновь оказываясь в ванной. Эти вещи она уже не пытается складывать, просто комкает до неоднородной тряпочной массы, сунув в корзину и накрывая её крышкой. Новый вдох полной грудью и медленный, размеренный выдох. Что ж, всё уже не кажется таким плохим. Вот что на самом деле удобно — испытывать сильные чувства на протяжении недолгого времени, после чего радоваться, что всё наконец успокоилось. Сердце больше не колотилось так сильно, грозя чем-то больше, чем «ох, как бьётся», а значит, всё в полном порядке. Но ванную всё-таки стоит принять, но это потом, ведь заниматься делами житейскими, когда в квартире есть гость, невежливо.. наверное.

Вернувшись обратно, Кэсси останавливается напротив Питера, недалеко от него, складывая руки на груди и склоняя голову набок. Он по-прежнему говорил странные вещи сбивчиво и так, будто его заставлял кто-то со стороны.
— Мадам.. что? Кто это? — скептически выгнув бровь. До этого ни слова не было сказано ни о каких мадам и ни о каких масках. И снова узнаёт обо всём последней и не своевременно. — Ладно, допустим. Видимо, тебе всё ещё, — выделяя эти слова интонацией, — есть, что мне рассказать, — порой начинало складываться такое впечатление, что они работали не в паре, а по отдельности, но просто время от времени перекидывались полученной информацией, при этом что-то утаивая, словно устраивая немое соревнование, кто быстрее дойдёт до финиша и поймает преступника. Хорошо, что оно почти сразу и пропадало, ведь в противном случае вопросов возникало бы только больше. Это верно, что эти двое не были знакомы очень долго, но и пары месяцев хватило для того, чтобы понять. Питер не был командным игроком, для него это в новинку, в то время как Кэсси имела в этом больше опыта из-за совместной работы с Кейт Бишоп, которая началась ещё пару лет назад. Уже тогда в головах теплилась мысль об известных молодых героях, что в своё время смогут пойти по стопам Мстителей. Не заменить их, но стать продолжением, так как никто не вечен, а мир должен продолжать спать спокойно. Ну, может, не совсем весь мир, но.. но и сейчас у них захват маловат, чтобы закидывать удочки так далеко.

Лэнг зря надеялась, что её слова будут приняты всерьёз и это странное недоразумение (которое, да, было спровоцировано ею же) останется позади где-то за тёмной ширмой, под которую больше никто и никогда не станет вспоминать. Но для Питера это было.. нет, точно не важно, скорее, просто любопытно. Если так посмотреть, особым спросом у противоположного пола его кандидатура не пользовалась (интересно, почему?), тоже что-то новое? Убирая светлые пряди волос за ухо, подступает ещё на пару мелких шагов навстречу, опуская руки, чтобы сначала поправить края футболки, после заводя их за спину, там сцепляя пальцы в замок.
— Не настолько плохо? — заискивающим тоном, будто подталкивая, мол, ты продолжай, продолжай. Эта фраза и правда цепляет, но совсем по другой причине. Питер называет столь простое и незатейливое прикосновение поцелуем, что самой Кэсси кажется малость странным явлением. Выходит, что раньше он не испытывал ничего подобного в своей жизни. Или ошиблась? О личной жизни Паука она никогда не спрашивала и что там говорить, не задумывалась даже, считая не своим делом. Оно и сейчас не её, но..
— А, ну, это же.. — поджимая губы и хмурясь, принимая задумчивый вид, словно вопрос был не простым как три копейки, а уровня прожжённого письменными трудами философа. — Я же не знаю, вдруг.. вдруг у тебя уже кто-то есть, а я тут.. вот, — разводя руками в стороны, цокая языком, мол, ах, какая досада. Довольно-таки незатейливый способ выведать что-то, не задавая при этом никаких вопросов, но действенный же. Раньше всегда срабатывало, навряд ли и этот раз станет исключением. Смущение, что до этого момента кололось под рёбрами вместе с непонятным волнением, отступает, уступая место ещё большей неопределённости. Будет ли ей стыдно за это, если вдруг у Питера в самом деле подтвердится наличие подружки? Нет. Жалела ли она о содеянном сейчас? Ммм, тоже нет. — Да и не поцелуй это вовсе, а так, просто, — покачав кистью руки, мол, не говори такие глупости, на этом моменте всё-таки отводя взгляд в сторону своей прикроватной тумбочке, что после скользнул к постели, цепляясь за неприглядного плюшевого кролика, голова которого была немного повёрнута в сторону. Надо же, этот тоже отвернулся.

+1

18

Наверно ему стоило? Или нет. Быть может? Да не важно. Всё же? Нет. Огромное количество мыслей, просто поток, сейчас был в голове Питера. Это был стремительный водопад, который нёс в себе огромное количество воды, что сметало просто всё на своём пути. И здравые рассуждения, что строились здесь мирными мыслишками, и глупости в виде плотины, за которую отвечали ленивые мыслята-бобрята, всё это сейчас просто сметалось потоком эмоций и чувств, что порождали новые и новые рассуждения на тему того, что он делает и как стоило избежать подобного. Паук даже слегка напрягался, сжимая свои скулы, то расслабляя их, лишь изредка посматривая на Кэсси, да ругаясь про себя. Он испытывал некий стыд? Некое неудобство из-за всего, что происходило несколько секунд назад, пусть и старался не показывать. Но даже по действиям девушки это было очень заметно, как сейчас она старается успокоиться. Быть может, если бы Паркер захотел, то даже сумел услышать её сердцебиение, но он старался сконцентрироваться на своём, чтобы хоть как-то сдержать все эмоции под контролем. Его сердце билось ничуть не медленнее. Удар за ударом, словно начиная разгоняться на старте, Питер даже пытался сделать дыхательную гимнастику, суть которой заключалась в том, чтобы дышать медленно и плавно. Очень размеренно и неспеша. А тут куда важнее просто сосредоточиться на нём, дабы расслабиться. Спойлер: не помогало. Контроль за своими эмоциями и ощущениями для парня был совершенно нормальной практикой. Только вот Паучок пытался спрятаться за глупыми шутками, которые и становились неким щитом для Питера, причём довольно крепким. Сейчас в броне была брешь, а это ему совершенно не нравилось, ведь тогда он становился уязвимым. Показывать то, из-за чего Питер переживает не всегда самое приятное ощущение. Да и было из-за чего волноваться помимо обидных фраз. Быть может даже это действие, что сделала Кэсси, вызывала в нём желание ответа? А вдруг у неё определённо уже всё решено с этим, да и рабочие отношения не заканчивались ничем хорошим, как и любые отношения Паркера за всё это время! Они приносили боль и гибель кого-то дорогого. И ведь с последним даже не поспоришь. Пока что соотношение было два к одному, и это действительно не радовало Пита. Гвен и Кошка не заслуживали подобной участи, даже несмотря на то, что последняя была воровкой.

Как только Кэсси удаляется из комнаты, Питер даже резко разворачивается к окну и прикасается горячей головой к холодному стеклу, пытаясь остудиться. Ему повезло, что он даже не выбил его своей головой, но это слабо помогало. От его спины стекло немного согрелось, а это не принесло того желанного расслабления и охлаждения, которое так хотелось получить Паркеру.

- Давай, Питер, - проговаривает он тихим шепотом так, чтобы даже Кэсси это не услышала. Рука сжимается в кулак и слегка ударяет по стене, чуть правее окна, а потом сжимается до той степени, что костяшки пальцев начинают белеть, а саму кисть сводит от напряжения. И всё бы ничего, если бы он смог так постоять хотя бы несколько минут, но девушка такого не планировала, поэтому, чуть заслышав шаги, он вновь поворачивается, словно ни в чём не бывало, и только красное пятно на голове его выдаёт. Хотя, скоро он распространится на всё остальное лицо, превращая то в подобие маски. Быть может тёмные линии тоже появятся? А что? Экономия!

- Я люблю двойную пепперони, бутерброды без корки и майонеза, - пытается отшутиться Пит, вновь восполняя ту самую брешь в щите, который он пытался взять в свои руки. Сейчас на нём не было даже маски, чтобы скрыть волнение, что переполняло его прямо изнутри. Но в одном было проще, хотя бы не было глупого чувства жара и ощущения того, что он что-то делает неправильно.

- А ещё играю в Варкрафт, ты играла в неё? Даже докачал эльфа до семьдесят второго уровня, но так и не, - Питер откидывает голову, стискивая зубы и, слегка хлопая в ладоши, отстраняется от окна, совершая несколько шагов вперёд.

- На самом деле информации нет, ну или почти нет. Ну или больше нет, - паниковал ли он? Да. Ощущал прижатым к углу? О, да. А вот, что было делать дальше Питер не знал, даже больше того, Паучок всячески не стремился выйти из этого угла, чтобы хоть как-то разведать обстановку. Всё что он сейчас сделал, так это вновь опустил взгляд на Кэсси, продолжая, - думаю, что это как-то связано всё между собой. И мы знаем имя того, кто за всё отвечает. Если это всё появилось ещё в начале нашего знакомства, то… Быть может, - он продолжал развивать и развивать мысль, чтобы уйти от чувств и эмоций, которые поджимали его изнутри, заставляя двигаться навстречу к Лэнг, словно к магниту. Быть может она и правда прятала магнит у себя в карманах? А почему бы и нет!

- Всё это началось после щелчка? Как Стервятник после Читаури? Он же собирал различные остатки ботов Альтрона и.. технологии инопланетян, верно? А что, если он был не единственный? Подумай сама! Ведь все места, куда доставлялся груз, могли остаться полностью незащищёнными, и что тогда? Кто-то мог добраться до них. Пока Громовержцы собирались прошло, сколько? Мистер Озборн пусть и помог, но… Что если… Нет, это глупо. Норман не стал бы покрывать преступников, забудь, - он словно отмахивается, не замечая, как подошёл к Кэсси почти в плотную вновь, и остановился лишь тогда, когда уже мысль оборвалась.

- Ам, что? Подружка?... Нет с чего ты.. Зачем?..- Паркер прищуривается и начинает краснеть, улыбаясь, но тут же возвращая себе серьёзное лицо. Рассказать ей о Кошке? Не лучшая идея. Она погибла, да и ворошить старые раны не самое лучшее занятие. Да и действительно, зачем ей это?

- Хорошо, этот «не поцелуй» был не так плох, - он усмехается, вновь поворачивая голову в сторону, но затем замолкает, проглатывая ком в горле. Его голова медленно поворачивается к девушке, позволяя Паркеру рассмотреть её лицо, а также обратить внимание на то, что очередная белая прядь волос упала на лицо. Медленно поднимая руку, парень подводит её к лицу и, касаясь пряди, начинает убирать её за ухо, - а она у тебя не послушная, да?

Он сам не замечает, как пальчики слегка задевают ушную раковину, а затем останавливаются чуть ниже уха. Большой палец ложится на скулу, слегка поглаживая её. Борясь с желанием, с каким-то, по его мнению, неправильным, паучок слегка выдыхает, всё ещё не отводя взгляда от её глаз.

+1

19

Кэсси возлагала на Питера уйму надежд, на то, что сможет найти в его реакции, в его словах то, за что сможет зацепиться и понять, насколько неправильно то, что делала она, насколько неправильно то, о чём она думала, хотя, казалось бы, уже была готова смириться, пускай только на сегодня. Убегать от чего-то всегда сложно, особенно когда это самое «что-то» постоянно наступает на пятки, оставаясь частью тебя самой. Поэтому она без тени какого-либо стеснения рассматривает лицо Питера, выдерживая ту же дистанцию, оставляя руки на своих местах, лишь слегка щурясь, будто забыла взять очки и теперь приходилось выкручиваться вот так. Но вместо этого гость показывал ещё большую растерянность, чем она сама. Потерянный взгляд и сам дёргается, словно желает прямо сейчас всё-таки вывалиться в окно и пропасть с радаров на как можно более длительный срок. И с одной стороны это могло быть чем-то правильным (что за странная сторона вообще, изолировать её от общества надо), а с другой.. ну, это было бы как-то странно, нет? Неопределённости и недоговорённость Кэсси не любила и не ценила, потому наконец-таки твёрдо и окончательно решает справиться с этим прямо здесь, сейчас и вот сегодня, безо всяких отговорок. И Питер пока ещё не десантировался, значит, не всё потеряно. Хотя если бы он так и сделал, то пришлось бы искать деньги на установку новых окон, ибо где это видано.
— Без майонеза? — он снова говорит невпопад, нервно посмеивается и вызывает только больше сомнений. Но она не хотела. Кэсси совсем не хотела думать о том, что он испытывает приблизительно то же самое, что и она сама в такой непростой момент. Непростой в особенности для достаточно неловких подростков. Она-то ведь тоже не была оплотом социальной надёжности, который будет чувствовать себя уверенной в любой ситуации.

— Успокойся, — растягивая гласные как на психотерапии, концентрируя внимание суетливого Паука только на себе. Дела делами, но сегодня для всех был тяжёлый день и лучше провести ночь без мыслей о том, куда двигаться дальше, хотя предположения Питера всё-таки лучше отложить в сторонку до более светлых (и в прямом смысле тоже, так как за окном давным-давно стемнело, а время уже могло перевалить за полночь) времён, когда и голова станет соображать лучше, концентрируясь на конкретном деле, пока мысли не носит из стороны в сторону, как в буйном течении, что неминуемо вынесет к водопаду. Что ж, придётся падать вниз. Главное, чтобы там не оказалось глыб, иначе будет неприятно. Подводные камни это как палки в колёса велосипедиста. И их наличие нужно предупреждать. Что она и намеревалась сделать. Да, прямо сейчас.
Нет, Кэсси, именно сейчас, а не когда-то в другой раз.

На очередную выбившуюся из общего состава прядку внимания уже не обращает. Это не закончится, пока она наконец не сделает что-то с волосами, а для этого их надо мыть, сушить и причёсывать. Прерываться на это прямо сейчас бессмысленно, всё это будет, но чуть-чуть попозже. Душ пригодится в любом случае. Шумно втянув носом воздух, Кэсси только открыла было рот, чтобы начать говорить, но только её сбивают. Причём, не в первый раз. Питер как-то слишком неожиданно подбирается ближе сам и протягивает руку, касаясь уже тёплыми пальцами волос, убирая прядь обратно, чтобы больше не показывалась на глаза. Ну, это только до поры до времени. Удивлённо вскинув брови и округлив глаза, Лэнг уставилась на Паука так, будто он каким-то немыслимым образом материализовался в её комнате в этот момент и заявил, что теперь останется тут жить.
— Э-это сейчас, — поджав губы и гулко кашлянув. В горле пересохло уже давно, из-за этого голос казался чуть более хриплым, чем он был на самом деле.

Питер нагнетал. Он делал это словно намеренно. Чёрт, наверное, именно с таким выражением лица телефонные маньяки звонят и дышат в трубку, пока не услышат гудки — итог сброшенного вызова. Помедлив буквально несколько секунд, девушка поднимает руку и накрывает чужую кисть своей, слегка прикрывая глаза, потеревшись о ладонь щекой и тихо шикнув, так как именно с этой стороны всё ещё существовала беспокойная ранка-недотрога, к которой лучше не прикасаться. Или вообще залепить пластырем. Но для этого его нужно найти. Он по-прежнему был выше, а разница в росте всегда лучше всего заметна именно на таком близком расстоянии. Отводя взгляд в сторону всего на пару секунд, после вновь концентрируясь на лице своего гостя, Кэсси слегка приподнимается, затаив дыхание. Подтянувшись только ближе к юношескому лицу, блондинка замирает, приподнимая уголки губ. Она не ждала ответной реакцией, так как это была её проверка, а не чья-либо ещё. Выдержав короткую паузу, будто позволяя Питеру понять, что должно ждать его в дальнейшем, Кэсси убивает последнее расстояние, прижимаясь своими губами к чужим. На этот раз иначе, совсем не так, как до этого, не ограничиваясь «рамками приличия», которые сама же и надумала. Свободная рука поневоле опускается на плечо парня, в то время как сама удобства ради подступает ближе, практически прильнув к его груди, сдвинув брови к переносице.
Прикосновение, каким бы оно ни было, долго не длилось и прервалось уже спустя, навскидку, секунд пять-семь с характерным тихим «чмок». Но Кэсси не торопилась отодвигаться, лишь самую малость отстранилась, чтобы сделать глубокий вдох, скользнув кончиком языка по своим губам, замирая, будто боясь шевельнуться в лишний раз, будто это могло всё сломать.

+1

20

Питер потерял контроль над ситуацией, которая происходила сейчас. Да, можно было сказать, что он и никогда не был в его руках, словно руль автомобиля, что выбило из рук уже давно и Паркер только и делал, что пытался его вернуть, чтобы трасса вновь оказалась под его ногами, да и можно было двигаться более уверенно, чем сейчас. Да что там двигаться? Питеру хотелось хотябы суметь встать на землю, чтобы получить твёрдую опору, да суметь возобладать над чувствами и мыслями в его голове, что сейчас становились ещё более сумбурными и сумбурными и каждая секунда, растягивалась в какие-то часы, которые, вроде бы и шли на пользу, ведь за это долгое время ( которое ему казалось, что тянется) он должен был подумать и понять насколько это странно и неправильно. Точно также, как и суметь взять себя в руки, а ещё сохранить тот тяжёлый баланс, между дружбой и чем-то.. большим? Все могло испортить то, о чём думал Паркер, даже слишком хорошо испортить, да и любая фраза сейчас могла разрушить атмосферу, которая создавалась вокруг них. Словно тысячи звезд сейчас создавались вокруг, них, потому что он видел только её лицо, в освящении. Забавно, но его и ничего не интересовало больше, верно? Рука Питера старалась лишний раз не двигаться, дабы не причинять ей боль, ну, а его глаза продолжали бегло цепляться за черты лица, запоминая их. Питер смотрит на губы, после чего глаза поднимаются вверх по её нижней губе, к носу, а затем вновь пересекаются взгляды и мир вновь замирает. Словно ждёт чего-то?

Кэсси стала предметом того, к чему он тянулся. Словно маленький кораблик, дрейфовал меж всех астероидов и сейчас стремился достичь этой планеты, в зону притяжения которой попал. Правда бороться с этим становилось все сложнее и сложнее с каждой секундой, которые стояли они примерно десять секунд, просто смотря друг на друга и не решаясь на какие-то движения навстречу, точнее Паркер не пытался двигаться. Он всё ещё понимал, что не стоит форсировать события, да и другая блондинка, с которой недавно всё развивалось подобным образом всё ещё была мертва. А он страдал, пусть и старался жить дальше. Жить с Кэсси?... Судя по всему – да. Но это даже не раздражало парня, или заставляло его испытывать чувство вины. Скорее он начинал злиться на себя, но… Злость отступила напрочь, когда Питер ощутил губы девушки на своих. Его вторая рука, инстинктивно, опустилась на талию, чуть прижимая Кэсси к себе и, приподнимая, дабы ей было удобнее. Но всё это время, которое ушло на поцелуй, Паркер даже не мог думать о чем-то. В его голове словно звучала одна нота, или же звук, что всячески заставлял сосредоточиться на происходящем сейчас действии. Ощущая то самое тепло, которое начинал испытывать парень, при контакте. Его лицо слегка горело, не то от красноты, не то от самого осознания факта, происходящего сейчас. Ему было хорошо, приятно и, крайне странно, что всё это так быстро развилось. Рекордные сроки и вот к чему ведёт спасение девушек из беды, в которой они оказались.

Пит чуть плотнее прижимается губами к её, на секунде второй поцелуя, совершая при этом вдох и чуть плотнее прижимает к себе девушку, ровно до того момента, когда девушка предпринимает решение отстраниться, разорвав поцелуй. И тут в его голове зазвонил тот самый колокольчик, что оповещал каждую клетку Питера о том, что теперь он встрял ещё сильнее. Не то чтобы Лэнг целовалась плохо или ему не понравилось и теперь с этим придётся жить, но само осознание, что теперь пути назад нет и сейчас они вместе могли полететь в какой-то омут, в котором придётся выбираться из-под завалов, если те произойдут, но только вместе. Или же?.. Питер смотрел сейчас на то, как девушка облизывает свои губы, переводя дыхание и пытаясь скорректировать поведение, что всячески пыталось вырваться. Столько идей, столько желаний, столько мыслей, столько паники, от одного действия девушки, но уже не такого безобидного, как раньше и ведь он понимал к чему всё шло давно. Ещё тогда, когда она первый раз коснулась его губ поцелуем, превращая всё это во что-то иное, более глубокое и магическое. Поэтому перед его глазами стояла только одна картина, где сейчас Кэсси уже прыгнула в эту пропасть, а Паркер всё ещё смотрит, но уже не пытается спасти и тут всё решалось только каким-то определённым моментом или его действием, что должно было либо ответить на поцелуй, либо же просто отвернуться от девушки, показав, что это не тот путь, который Питер сейчас предпочитает. Поэтому он разрывает зрительный контакт, проводя зубами по нижней губе.

- Всё ещё неплохо, - усмехается парень, поворачивая вновь голову к лицу девушки, рассматривая её взгляд и губы, вновь. Вновь цепляется взглядом за них и не желает вновь отворачиваться. Вторая рука, что лежала на талии, Паркер касается кончиком носа её, а затем прижимается лбом и совершает небольшой вдох, — это же можно считать за поцелуй, да?

Питер закрывает глаза, когда улыбка вновь пропадает с его лица, то он тут же накрывает своими губами её, действуя чуть мягче, чем в прошлый раз. Его губы плавно накрывали верхнюю губу девушки, а затем слегка разрывают поцелуй, постепенно накрывая уже нижние. Питер совершает несколько подобных предыдущим движениям действий, словно лаская губы девушки. Вот только это продолжается недолго, покуда Питер, в какой-то определённый момент, слегка отстраняется, едва касаясь языком её губ, пытаясь провести по своим. Чтобы запомнить и вновь почувствовать её вкус. Странное действие, но сейчас он открывает свои глаза, и опускает девушку на ноги, позволяя ей стоять уже более уверенно. Это должно быть странно, но сейчас он встал на ту саму трассу и держит руль. Точнее, у Паркера появилось ощущение того, что всё нормально. Быть может он всё испортил и не умел целоваться? Пожалуй, такой вариант всё ещё существовал в голове молодого героя, но это лишь слегка огорчало, но никак не пугало. Питер всё ещё прижимал Кэсси к себе, ощущая тепло и спокойствие. Рука плавно поднялась с талии, вдоль позвоночника, до задней поверхности груди, а дальше голова опускается на её, вдыхая запах, исходивший от её волос.

- Значит прошлая встреча была свиданием, - подмечает Питер, слегка прищуриваясь.

«А ведь пропасть была самым светлым моментом за последние месяцы»

+1

21

Обманывать саму себя себе же дороже, как бы парадоксально это ни звучало. Поэтому Кэсси, как и было торжественно обещано, не задумывается, не размышляет, просто позволяет этому случиться, спуская всё на тормозах, мол, пускай будет так, как будет, ничего страшного, переживёт в любом случае. Хотя что-то внутри всё равно пульсировало и существовало, не давая забыть о себе, даже когда сильно хотелось. Она отлично знала, что это такое, но надо ли выносить на обозрение — вопрос другой. Вопрос, ответ на который можно получить только практическим путём. Именно поэтому и шагнула вперёд, сделав то, что сделала.
Но чужая рука, что опустилась прямиком на талию, выбивает из равновесия. Девушка удивлённо вскинула брови, приподнимаясь на носочках, повинуясь натиску ладони. Быть может, её поддержали просто ради приличия, потому что в противном случае это было бы.. ну, невежливо? А Питер был парнем галантным.. в каком-то смысле, хоть и до чёртиков неуклюжим, как плюшевый медведь, которому дали жизнь и возможность ходить на своих ватных округлых ножках. Вторая её рука тоже перемещается на плечо парня, а пальцы слегка поджимаются, аккуратно сгребая ткань костюма. Всё такая же плотная. Хотя какая разница, прикосновение она всё равно прервала сама, чтобы просто знать, знать реакцию и та была.. неожиданной, если говорить совсем честно. Звучно сглотнув и подняв взгляд, также всматриваясь в лицо Питера, Кэсси откровенно теряется. Кажется, никогда ранее она ещё не чувствовала себя такой потерянной и найденной одновременно. Странное ощущение, когда ты, вроде как, потерялся, но уверен, что уже знаешь это место, так как неоднократно был тут раньше. И нет, её ничуть не смущает тот факт, что «прошло не достаточно времени». Что вообще такое это время, если как минимум несколько дней в неделю они проводили вместе, разделяя общее дело и работу молодых героев, которая, ладно, не всегда заканчивалась чем-то хорошим и сегодняшний инцидент яркое тому подтверждение. Но именно так и получается опыт, а потому такие происшествия всё-таки бывают полезны. Не для нервов, конечно, но всё-таки.

Неплохо.
Неужто знаток?
Кэсси таки не сдерживается и гулко хмыкает, слегка качнув головой, так как расстояние между ними двумя так и не увеличилось, продолжая держаться на минимальной отметке. Питер склоняется снова, а она только задерживает дыхание, но лишь на пару секунд, чтобы после выдохнуть, усмехнувшись. Совершенно новое и неизведанное ранее прикосновение. Прикрыв глаза, сдвинув руки на плечах немного в сторону, ближе к шее, девушка кривит до того ровную линию губ, цокнув языком.
— Ну-у, да. Думаю, что да, — а ведь так и будет теперь постоянно цепляться, да?
К слову, раз уж такое дело, то это неплохая возможность решить ещё одну свою проблему, которая окончательно всплыла только сейчас и уже просилась на свободу, клокотала и обещала совсем скоро начать возмущаться ещё громче. Теперь-то это должно быть проще. Кажется.

Но Кэсси слишком долго тянет с этим, поэтому не успевает. Не успевает, потому как в этот раз инициатором становится Питер, не просто поддерживая, но и продолжая, подхватывая лейтмотив. Он возобновляет прерванное прикосновение, но делает всё так же медленно и Лэнг поддаётся, осторожно шевеля губами в ответ, пока руки ловко обворачиваются вокруг чужой шеи, давая возможность прижаться сильнее, стать ещё ближе, хотя, казалось бы, куда уж ближе. Сдвинув брови к переносице, Кэсси не может бездействовать из-за подступившего (хотя, скорее, не отпускавшего) волнения, одну руку оставляя на месте, другую поднимая выше, пока пальцы закапываются во вьющихся каштановых волосах.
Впрочем, новое прикосновение также не длится особенно долго, прерываясь в неожиданном моменте. Шумно втянув носом воздух и немного отстранившись, чтобы иметь возможность снова поднять взгляд, девушка склоняет голову набок. Любой человек воспринял бы это как очевидный ответ, который действиями всегда передать куда проще, чем словами. Можно ещё написать, конечно, но.
Но.
Но этого всё ещё недостаёт. По крайней мере, для неё ещё существовало то маленькое, но неприятно пустующее место, которое требовалось заполнить для спокойствия и полного душевного равновесия.

Всё остаётся как прежде, только удалось наконец снова нормально встать на пол, не было необходимости больше тянуться и можно выдыхать с облегчением, ткнувшись носом в шею Питера, не открывая глаз. Хотя и это длиться долго не могло и причин на то было несколько. Одна из них самая очевидная.
— Знаешь, я.. чего? — отстраняясь, чтобы посмотреть на Паука, скептически изогнув бровь. А вот это интересные новости. — Чт.. нет. Не-ет, тогда я.. нет. И вообще, — ткнув его двумя пальцами в плечо. Где это видано вообще? Нет уж, пускай не думает о том, что было до этого, потому что, судя по всему, Кэсси и раньше давала повод невольно задуматься о том, что происходило на самом деле. Нет уж, пускай этот отсчёт начинается только с сегодняшнего дня. — Ох, ну ты Паркер, — беззлобно фыркнула она, таки отстраняясь, плавно скользнув ладонями по его плечам и разворачиваясь. А вот и первая причина. На улице уже давно темно, время позднее, а завтра рабочий (хотя правильнее будет сказать учебный) день, лишние пару минут поваляться в постели не получится.
— Мне надо в душ, — внешний вид желал лучшего и сделать это надо было уже давно, но все мы знаем, что именно мешало наконец добраться до заветной ванной. Окинув Питера изучающим взглядом, словно ожидая отдачи, медленно кивает и закусывает нижнюю губу, в тот же момент разворачиваясь, останавливаясь в дверном проёме, опираясь ладонью на деревянный косяк, заглядывая за плечо. — Ты не остаёшься? — вздёрнув подбородок, заметно прищурившись. Навряд ли это хорошая идея, учитывая, что у него с собой не было ничего, кроме известного костюма, но. Но?

+1

22

Прыгнуть оказалось не так сложно, как ему виделось это, но лишь на первые несколько мгновений, которые он проводил ещё в полёте, пытаясь поймать руку Кэсси своей, дабы притянуться поближе. Вот только все это время, которое растягивалось, в ожидании приятного тепла девушки, становилось несколько длиннее даже предыдущих минут. Он ведь не накручивал себя, верно? Было бы странно, начать делать все это сразу, ведь у Паркера многое было в жизни и вот так цепляться к людям стоило прекратить, дабы просто оттолкнуться от своего прошлого, но разве он мог? Все это было нелегко, ведь только ради подобного Пит и решал стать героем. Помогать обычным Мирным жителям, которые, даже когда грубили ему, а это было часто, все ещё оставались теми, кто населяет Нью-Йорк. Жителями, способными объединиться против угрозы, начать действовать против всего этого с какого-то нуля или около того. Сплотиться и суметь двигаться дальше, но... Разве сейчас об этом шла речь? Паучок продолжал лететь в бездну, в которую они нырнули вместе, а в ней с его способностями явно был полный бардак. Точнее, они просто не работали. Зацепиться паутиной не получится, прилепиться к стене тоже. Это была жизнь, обычный поворот, за которым будет ждать что-то новое, разница была лишь в том, что теперь он будет отвечать за то, что сделает не только перед собой, но и Лэнг. Девушка явно станет огромной частью его будущей жизни и не только в связи с этим вот поцелуем, но и из-за работы, которая из связывала вместе. Интересно, а можно ли это было назвать служебным романом? Или просто так совпало? Причём настолько подгадала жизнь, что паучку даже придётся смотреть в обе стороны, тем более, учитывая тот момент, что за квартирой Кэсси могут следить куда сильнее привычного. Даже приходить сюда без костюма будет опасно. Да и в нем не то чтобы было как-то проще, однако блондинка съезжать была явно ненамеренна, а как-то заставить её поступить подобным образом было совершенно невозможно. И это не только благодаря её упорству и нежеланию, но ещё и она сама не хотела кого-то подставлять. Хотя, глупость и упрямство Питеру нравились больше. Не потому что он был и сам таким, конечно же. Просто тогда над блондинкой можно было чаще шутить и смеяться. Правда за это он вполне мог получить в глаз хорошенечко. Ну или куда там попадёт рука Высоты?

Питер продолжал смотреть в её карие глаза, второй рукой прижимая к себе и даже наслаждаясь этими объятиями(?), в которых и находились герои, стоя в гостиной, или же спальне? Хорошо, можно сойтись на том, что это была просто комната Кэсси, так будет куда проще и им и ей. Вот только паучок все же ощущает некое терзание внутри себя. Словно чувство некой злости, за то, что может поступать сейчас неправильной. Ну вы понимаете сами, гормоны и тому подобное никогда не давали возможности даже мыслить как-то лучше или же надёжнее. Его кисть, что лежала на щеке, перемещается вниз на талию, а та, что на груди начинает следовать её примеру, словно предсказывая необходимость дальнейшей разлуки подростков, которая действительно скоро должна будет произойти. Время шло пусть и к рассвету, уже, но сейчас была ночь, с которой справляться нужно в своём доме, как бы не хотелось тебе идти от другого мнения. Будь его воля сейчас, то Пит, даже не раздумывая, упал на кровать, завернулся в одеяло и притворился гусеницей, которая никуда не уйдёт, даже если блондинка захочет его сыпнуть из своей квартиры с помощью огромной силы. Даже паутиной бы прилепился, но никуда не сдвинулся с этого места. Да и зачем ему это? Сейчас хотелось все ещё оставаться рядом с ней, да и не пытаться двигаться куда-то в другие стороны. Ему просто не хотелось этого. Но, зная жизнь, можно было предположить, что в какой-то момент все пойдёт не так и тогда пострадает не только Питер, но и Кэсси. А что, если это будет опять с той же концовкой, которая его преследовала уже давно?

Что если?..

Питер даже жмурится от таких мыслей, стараясь отогнать их как можно дальше от себя, в надежде, что подобное никогда не произойдёт, но, разве можно было на это надеяться просто? Нет. Стоило перестать думать о том, что может случиться и сосредоточиться на настоящем, ведь оно происходило сейчас. Сейчас она отстраняется и смотрит на него, а парень лишь продолжает следить за тем, как девушка уходит. Ему этого не хотелось, но что было уже поделать? Она отстранилась, отвечая на его реплику, при этом даже не ловя то, что это была шутка. А может и нет, кто знает этого хитрого Паркера? Но сама реакция ему была крайне приятна, так как паучок лишь улыбается, следя за резкой сменой эмоций на лице девушки. И как бы ему не хотелось сейчас поддержать её или же остаться рядом, но было нельзя. По нескольким причинам. Первая причина это слишком быстрое развитие отношений, что могло привести к каким-то очень отвратительным последствиям в их дальнейшей жизни, дальше шла та, что его тётя обязательно сейчас начнёт волноваться за своего племянника, да и звонок в какой-либо момент может не только подставить его, ведь Кэсси не была знакома с Мэй Паркер, но и разрушить все дальнейшее. Хей, быть может это и было мило, но со стороны всегда выглядело глупым.

- Да, мне тоже, - отвечает Питер на её заявление, слегка качая головой и отрывая свой взгляд от неё, правда проходит буквально несколько секунд, прежде чем до него доходит одна странная мысль, - ой! Прости! Не то что с тобой, ну или не с тобой! Хотя.. – Питер даже слегка ударяет себя по лбу, - день был тяжёлый, и мне тоже не помешает его принять. Но вдвоём нам идти рано. Да и геля для пауков у тебя же нет? Небось осиный или… муравьиный? – попытка разбавить атмосферу, да и те глупости, которые Паркер наговорил. Впрочем… она ведь всё равно запомнит, верно? Вот так потом и жди подарка на рождество, подарит специальный шампунь для тарантулов. Что дальше? Жвачка с мухами?

- Так что да, я в свой, - Питер слегка мнётся, совершая несколько шагов к окну, постепенно сжимая и разжимая пальцы на своей руке. На несколько секунд поворачивается к ней спиной, Паркер находит маски и, ещё буквально две секунды гипнотизирует белые линзы, словно пытаясь увидеть в них что-то новое для себя.

- Позвонишь мне? – голова вновь поворачивается к девушке, с совершенно с серьёзным лицом, вначале, потом же Питер добавляет, - если там проблемы или просто так. Но и можешь если и нет проблем и не просто, - всё ещё держа в руках маску, паучок не придумывает более лучшей возможности попрощаться.

- Не покажешь, как правильно надевать маску? А то потом опять скажешь, что волосы растрёпанные. Ну или вдруг что, а руки заняты. А я буду знать, что ты умеешь и всё делаешь правильно!

+1

23

Кэсси замерла на одном месте, многозначительно приподняв брови, наблюдая за тем, как Питер снова мнётся, что-то говорит, потом исправляется, оставаясь похожим на зажатого школьника, которого посадили на внеплановый экзамен и он теперь лихорадочно выбирал ответы задачи, в конечном итоге правильный исправляя на неправильный. Но даже тут умудрился затесаться некий парадокс. Обычно её очень раздражало, когда Паук начинал вести себя подобным образом, находясь в костюме и на работе, ведь так по глупости он мог многое пропустить, потому постоянно шикала в его стороны и махала руками перед своим лицом, давая понять, что в некоторые моменты лучше просто молчать. Различия между Питером Паркером и Человеком-Пауком, видимо, были достаточно очевидными для того, чтобы начать их отличать, поэтому сейчас, видя перед собой знакомое лицо, а не два больших белых овала, девушка не испытывает раздражения, а просто в очередной раз обречённо выдыхает, покачав головой. Лэнг даже тихо усмехается. Посмотрите только на него, сразу начал думать в направлении совместного душа, хотя сама ничего подобного не имела в виду. Как гость — пожалуйста, но в душ не пустит. Ещё и потому, что сейчас там куча грязной одежды, которую просто скинула, зная, что скоро всё равно вернётся, дабы привести ванную в порядок. Но когда Питер решает «облегчить ситуацию», пытаясь глупо отшутиться, Кэсси хмурится, сдвинув брови к переносице, гулко кашлянув.

Но уходить он всё-таки собрался и был плюс от того, что Паркер привык пролезать через окно. Не требуется закрывать за ним дверь. Главное, чтобы он сам не забыл прикрывать окно, ибо холодный ветер за пару минут превратит некогда тёплую комнату в продолжение улицы. А где комната, там и вся квартира.
— Позвоню, — почти незамедлительно отвечает Кэсси, облокачиваясь на деревянный дверной косяк, всё так же смотря в сторону парня, складывая руки на груди. Но тот явно не торопится покидать чужую квартиру. — И просто так тоже, — немного понизив голос, сделав его более твёрдым, что ли, будто ставя точку в этом вопросе. Раз уж случилось.. то, что случилось, то не было смысла кокетничать и мяться на одном месте, делая вид, что не было ничего, снова осторожно интересоваться тем, а можно ли позвонить или написать просто так, не имея рабочего повода. Ну или пока снова не захочется устроить мини-соревнование, кто быстрее успеет добраться до закусочной или кто съест больше бургеров. Можно ещё посоревноваться в забрасывании льда в колу. Но точно не в этот раз, хотя в холодильнике была начатая бутылка газировки. Только вот куда её девать — не ясно, ибо сама никогда особенно её не любила. Зачем купила тоже вопрос.

Питер будто бы намеренно искал повод задержаться здесь подольше. И Кэсси бы поверила в эту теорию, если бы его не ждали дома. Но нет, там ждала тётушка, которую сама в глаза никогда не видела, однако Паркер отзывался о ней только максимально положительно. И если та до сих пор не выперла его из дома, то женщина наверняка мировая и её нужно уважать.
— А ты домой не опоздаешь, мм? — отталкиваясь от дверного косяка и подходя ближе к парню, протягивая руку, чтобы перехватить чужую маску. Она такая лёгкая, не идёт ни в какое сравнение с куда более привычным шлемом, что был твёрже и как следствие тяжелее. — Надеюсь, Мэй устроит тебе взбучку за то, что ты снова пропадаешь неизвестно где и задерживаешься, — цокнув языком, Лэнг всё-таки перенимает из чужих рук маску. — Важно не то, как ты её надеваешь, а как снимаешь, — аккуратно загнув края красной ткани, девушка самую малость приподнимается и прикладывает маску сначала ко лбу Паука, чтобы после натянуть её на макушку на манер эдакой «шапочки». — А снимаешь ты её, откровенно говоря, не очень. Кажется, тебе стоит поработать над этим, — слегка прищурившись, Кэсси непреднамеренно скользит боковой стороной ладони правой руки по скуле Паркера, после наконец-таки натягивая маску до конца, возвращая её в исходное положение, на место, на котором она и должна быть, чтобы полностью скрывать лицо, оставляя носителя инкогнито. Хмыкнув, она приподнимается снова, но на этот раз уже ради того, чтобы невесомо коснуться губами гладкой ткани в районе щеки, близко к округлой белой линзе. Совсем осторожно, так, что Питер навряд ли вообще что-то мог бы почувствовать даже при желании.
— А теперь иди отсюда, пока снова не начал по-дурацки шутить про шампуни, — довольно-таки резко отстраняясь и указывая за плечо. — Только окно закрыть не забудь, будь так любезен, — вернувшись к дверному проёму, но на этот раз сразу же скрываясь в коридоре, чтобы у Паркера больше не возникло никаких гениальных идей для того, чтобы задержаться тут ещё подольше.

+1


Вы здесь » marvel: shattered » АРХИВ ОКОНЧЕННЫХ ЭПИЗОДОВ » [10.12.2018] All We Know